Бюллетень Всемирной организации здравоохранения

Стать матерью во что бы то ни стало: муки бесплодия

Многие бесплодные женщины из развивающихся стран считают, что без детей их жизнь будет безнадежной. Weiyuan Cui рассказывает о бремени, которое несут эти женщины, и об отсутствии доступного по стоимости лечения.

Выпуск 88, номер 12, декабрь 2010 г.

Энн (это ее ненастоящее имя) живет в Кампале, Уганда, с мужем и его ребенком от бывшей партнерши. Выходя замуж в 1996 году, Энн с радостью признала 4-летнего сына мужа в надежде, что однажды у нее появится свой собственный биологический ребенок. К сожалению, в первые годы ее замужества у нее случилось несколько выкидышей, а в результате одного из них, вызвавшего "нестерпимую боль" и кровотечение, она потеряла сознание.

"Очнулась я в больнице. Врач сказал, что у меня была внематочная беременность. Им пришлось удалить ребенка, который умирал внутри меня", – говорит она. Позднее ей сказали, что она больше не сможет забеременеть.

Женщины в Уганде не принимаются обществом, если у них нет детей.
Photoshare/Daniel Rhee
Женщины в Уганде не принимаются обществом, если у них нет детей.

"Внематочная беременность может приводить к бесплодию, но наиболее распространенные причины включают непроходимость маточных труб в результате инфекций репродуктивных органов, которые часто передаются половым путем, послеродовые осложнения или небезопасный аборт", – говорит д-р Sheryl Vanderpoel, Департамент по репродуктивному здоровью и научным исследованиям, Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ). В странах с высокими показателями туберкулеза, такими как Индия, туберкулез половых органов также является одной, часто не выявленной, причиной бесплодия.

От бесплодия страдает целых 15% всех пар репродуктивного возраста в мире. Демографические исследования ВОЗ, проведенные в 2004 году, показали, что в Африке к югу от Сахары более 30% женщин в возрасте 25-49 лет страдают от вторичного бесплодия – неспособности забеременеть после первой беременности.

¨Несмотря на то, что примерно в 50% случаев причиной неспособности пары к репродукции является мужское бесплодие, социальное бремя "непропорционально ложится на женщин", – считает д-р Mahmoud Fathalla, бывший директор Специальной программы по научным исследованиям, развитию и подготовке специалистов в области исследований репродукции человека, базирующейся в ВОЗ. "Когда пара не способна к репродукции, мужчина может развестись со своей женой или привести другую жену, если их культура позволяет полигамию", – говорит он.

Во многих культурах бездетные женщины страдают от дискриминации, стигматизации и остракизма. Так, например, Энн запретили присутствовать на похоронах ее свекра. "Родственники, собираясь вместе, много говорят о своих детях или о беременностях и родах. В эти моменты я чувствую себя крайне одиноко. Как часто люди не считаются с другими людьми, не проявляют уважения, – сетует она. – Такие женщины, как я, часто должны терпеть внебрачные связи своих мужей. Я слышала, как другие женщины говорят, что мы прокляты".

Vanderpoel считает, что "в некоторых странах стигматизация может достигать крайней степени, когда бесплодные люди рассматриваются как бремя для социально-экономического благополучия сообщества. Стигматизация распространяется на других членов семьи, включая братьев и сестер, родителей мужа и жены, которые глубоко опечалены тем, что их семья не будет иметь продолжения и не внесет свой вклад в их сообщество. Это усугубляет вину и позор, которые испытывает бесплодный человек", – говорит она.

Rita Sembuya, основатель Центра Джойс по лечению бесплодия в Уганде, говорит, что такое чувство безысходности и мучительную боль испытывают все женщины, которые приходят в ее центр. "По требованиям нашей культуры, для того чтобы быть принятой обществом, женщина должна иметь, по меньшей мере, одного биологического ребенка, – говорит Sembuya. – Почти все африканские культуры придают особое значение женщинам, рожающим детей, … брак без детей рассматривается как несостоятельность двух людей".

Профилактика бесплодия должна начинаться с санитарного просвещения на уровне отдельных сообществ, как на этом занятии в Новом Дели, Индия
Photoshare/Connelly La Mar
Профилактика бесплодия должна начинаться с санитарного просвещения на уровне отдельных сообществ, как на этом занятии в Новом Дели, Индия

Уганда является одной из стран "африканского пояса бесплодия", протянувшегося через Центральную Африку от Объединенной Республики Танзания на востоке до Габона на западе. В этом регионе наблюдается феномен "бесплодия среди множества", означающий, что бесплодие зачастую наиболее распространено там, где показатели рождаемости также высоки.

"В мире, где необходим строгий контроль за ростом численности населения, обеспокоенность в отношении бесплодия может показаться странной, но в связи с принятием нормы небольшой семьи вопрос непреднамеренного бесплодия становится более насущным, – говорит Fathalla. – Если парам настоятельно рекомендуется откладывать беременность или делать большие перерывы между беременностями, необходимо, чтобы они получали помощь в достижении беременности тогда, когда они этого захотят и в течение более ограниченного времени, которое у них на это есть".

Несмотря на свою важность, профилактика и лечение бесплодия часто остаются забытыми проблемами общественного здравоохранения или, в лучшем случае, им отводится одно из последних мест в списке приоритетов, особенно в странах с низким уровнем дохода, которые уже страдают от перенаселенности. Низкая рождаемость становится все более распространенной в мире, особенно в странах со стареющим населением и во многих городских районах, где женщины рожают первого ребенка позднее в жизни.

Лицам, формирующим политику в области здравоохранения, все более настоятельно рекомендуется начинать включать профилактику и лечение бесплодия в работу, осуществляемую с целью укрепления систем охраны здоровья матери и ребенка, а также репродуктивного здоровья.

Многим женщинам, особенно женщинам с такими проблемами, как непроходимые или сильно изрубцованные маточные трубы, которым хирургическое восстановление проходимости труб либо не помогло, либо не рекомендуется, может помочь экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО). Эта технология позволяет осуществить прямое оплодотворение яйцеклетки спермой за пределами организма женщины, и при этом нет необходимости в том, чтобы яйцеклетка или сперма проходили через закупоренную трубу. Затем оплодотворенный эмбрион возвращают в матку женщины.

К сожалению, большинство женщин из развивающихся стран не имеют широкого доступа к службам по лечению бесплодия, а ЭКО не доступно для них по стоимости. В то время как оптимальное применение ЭКО оценивается примерно в 1500 циклов на один миллион человек в год, масштабы предоставления этой услуги в развивающихся странах крайне не достаточны, – так считает д-р Gamal Serour, президент Международной федерации гинекологов и акушеров (FIGO) и директор Международного исламского центра по изучению и исследованию населения при Университете Эль-Азар в Каире, Египет.

Rita Sembuya, основатель Центра Джойс по лечению бесплодия в Уганде
Фото предоставлено Rita Sembuya
Rita Sembuya, основатель Центра Джойс по лечению бесплодия в Уганде

"Из-за очень высокой стоимости создания центров по лечению бесплодия было создано лишь ограниченное число центров в некоторых странах с низким и средним уровнем дохода, причем большинство из них остается в частном секторе", – говорит Serour. В Уганде провайдер услуг ЭКО в Международной женской больнице использует услуги иностранных врачей из Бельгии, Кении и Нигерии, которые периодически летают в эту страну. "Такая практика повышает стоимость и является неустойчивой", – говорит Sembuya.

Ситуация еще больше усугубляется из-за отсутствия поддержки женщин, как эмоциональной, так и финансовой. В Африке к югу от Сахары "женщины не получают поддержки со стороны своих мужчин-партнеров в стремлении попробовать современные технические методы лечения", – говорит Serour. В сочетании с широко распространенным отсутствием медицинского страхования обращение за лечением бесплодия часто означает одинокий путь для женщин, желающих забеременеть.

"Со стороны моего мужа совсем нет поддержки. Он знает, что при желании может иметь детей от других женщин", – говорит Энн, которая продала доставшийся ей в наследство земельный участок с тем, чтобы заплатить за один цикл ЭКО. Этот цикл, который обошелся Энн примерно в 4900 долларов США, не увенчался успехом.

"При такой стоимости мне потребуется еще 9 лет, чтобы накопить достаточно денег на второй цикл, а к тому времени я буду слишком старой, – восклицает в отчаянии Энн. – Мы не можем себе этого позволить. Я умру, если у меня не будет собственного биологического ребенка".

Для многих бесплодных женщин из стран с низким уровнем дохода некоторая надежда может быть связана с созданием доступных по стоимости служб лечения бесплодия. Вдохновляющий пример подает Египет, который сумел уменьшить численность населения и при этом расширить масштабы лечения бесплодия. За последние 30 лет было создано около 51 частного и государственного центра по лечению бесплодия. Самый оживленный центр, расположенный в Университете Эль-Азар в Каире, занимается лечением бесплодия, включая субсидированные циклы ЭКО стоимостью 600 долларов США за цикл для ежегодного обслуживания сотен бесплодных пар в Египте.

В Индии новаторские программы способствовали снижению стоимости на одну треть путем предоставления низких доз гормонов для стимулирования овуляции. "Несмотря на меньшее число вырабатываемых яйцеклеток, этот подход более благоприятен для пациентов, и нам удается получить допустимые уровни показателей рождения живых здоровых детей", – говорит д-р Suneeta Mittal, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии, Всеиндийский институт медицинского обслуживания, Новый Дели, Индия. Текущие затраты на один цикл ЭКО исчисляются примерно в 60 000 индийских рупий (1300 долларов США), что эквивалентно шестимесячной зарплате некоторых пар. Ее клиника работает над снижением этой стоимости до 20 000 рупий (430 долларов США) и над разработкой программы, направленной на профилактику инфекций и просвещение в отношении бесплодия. "В Индии существует очень большая стигматизация в отношении бесплодных женщин. Необходимо решать эту проблему", –говорит она.

"Службы по оказанию помощи бесплодным парам должны быть комплексными и целостными, начиная от уровня отдельных сообществ с тем, чтобы обнаружить причину и предотвратить бесплодие там, где это возможно, и обеспечить направление для доступного по стоимости лечения в случаях непредотвратимого бесплодия, –добавляет Vanderpoel. – Профилактика бесплодия включает также важный выбор правильного образа жизни. Результатом качественного лечения бесплодия является рождение здорового ребенка. Здоровье матери и ребенка начинается не с дородового наблюдения и их здоровьем необходимо заниматься не только во время родов. Оно начинается с качественной охраны репродуктивного здоровья, которая включает лечение бесплодия до оплодотворения".

Отправить эту страницу