Бюллетень Всемирной организации здравоохранения

Ученые принимают подход "Мир един"

Благодаря более тесному сотрудничеству специалистов в области охраны здоровья животных и людей с целью предотвращения потенциальных вспышек болезней растет общественная и политическая осведомленность в отношении возникающих инфекционных болезней. Репортаж Фионы Флэк (Fiona Fleck) и Терезы Брэйн (Theresa Braine).

Более 20 лошадей в австралийских штатах Квинсленд и Новый Южный Уэльс пали от вируса Хендра. Людей охватила паника: они боялись, что вирус может передаться людям. Так было в прошлом, когда 4 из каждых 7 случаев инфекции у людей закончились смертельным исходом.

В июле премьер-министр Квинсленда пригласила группу специалистов для консультирования ее кабинета министров в отношении необходимых действий. "Я сказал им, что "к счастью" вирус убил лошадей быстро, и что он не является легко трансмиссивным, – говорит Линфа Ванг, руководитель группы, исследующей возникший вирус в австралийской лаборатории охраны здоровья животных CSIRO. – Поэтому он не может быстро распространяться и инфицировать людей".

Линфа Ванг держит образец, взятый у летучей мыши.
Geelong Advertiser/R Ryan
Линфа Ванг держит образец, взятый у летучей мыши.

За последние 15 лет его близкий родственник, вирус Нипах, привел к сотням случаев смерти людей в Бангладеш, Индии, Малайзии и Сингапуре. Вирусы Хендра и Нипах приводят к развитию тяжелой болезни у людей, для которой характерно воспаление мозга или респираторные заболевания.

Лидер оппозиции штата призвал к уничтожению летучих мышей, являющихся природным хозяином вируса. Заголовок в газете гласил: "Бомбы для летучих мышей".

"Мы объясняли, что нельзя истреблять целую популяцию летучих мышей, так как они необходимы для поддержания экологического равновесия, – рассказывает Ванг, поясняя, что летучие мыши играют важную роль в распространении семян, опылении и борьбе с насекомыми. – Это, в свою очередь, помогает контролировать другие инфекционные болезни, передаваемые насекомыми". Он объяснил кабинету министров, что стресс, испытываемый летучими мышами в связи с недостатком пищи или вынужденной миграцией, может способствовать повышению вирусной нагрузки среди них и спровоцировать дополнительные вспышки болезни.

В результате, правительство штата активизировало разъяснительную работу среди населения и расширило инвестиции в научные исследования.

Правительства все чаще обращаются за советами к ученым, – говорит Ванг, вспоминая недавний визит делегации высокого уровня из Китая. – Для принятия решений политикам крайне важно иметь правильную научную информацию".

Угроза вспышки болезни, вызванной неизвестным вирусом, от которой нет ни вакцины, ни лекарства, стала современным кошмаром, причем не только для политиков. Недавно вышедший на экраны Голливудский фильм "Заражение", выражающий опасения в отношении вспышек болезни, был основан на реальной истории – на открытии Вангом и его коллегами в 1990-х гг. вирусов Хендра/Нипах.

Работники здравоохранения беседуют с людьми, которые могут быть инфицированы ТОРС в Китае
ВОЗ/P Virot
Работники здравоохранения беседуют с людьми, которые могут быть инфицированы ТОРС в Китае

"Наша лаборатория является одним из крупнейших в мире институтов, занимающихся вопросами биобезопасности. Мы исследуем патогенные микроорганизмы животных, некоторые из которых могут инфицировать и приводить к смерти людей. Около 50 наших сотрудников сходили на этот фильм, – рассказывает Ванг. – Мы увидели нашу работу и были очень взволнованы. События в фильме схожи с тем, что происходило у нас, например, с тем, как мы разрабатывали диагностические средства и специальные клеточные линии летучих мышей для выращивания вируса".

Ванг и его коллеги входят в состав нового глобального движения, объединяющего экспертов, которых раньше практически ничто не связывало, от фундаментальной науки и эпиднадзора за болезнями до экологии и ветеринарии.

"Мы напряженно работаем над тем, чтобы донести до всех идею "Единого здравоохранения". В наших знаниях все еще имеются огромные пробелы, нам необходимо лучшее понимание в отношении хозяев патогенных микроорганизмов среди диких животных, иначе мы не сможем предотвращать будущие вспышки болезней", – говорит Ванг.

На протяжении последних трех десятилетий возникло более 30 новых человеческих инфекционных болезней, большинство из которых берут свое начало в животном мире. Движение "Единое здравоохранение" направлено на предотвращение таких ситуаций, как уничтожение лесов и некоторые виды сельскохозяйственной практики, способствующих возникновению таких болезней, и призывает к их раннему выявлению.

Все большее число ученых, исследующих проблемы взаимодействия людей и животных, занимаются выявлением патогенных микроорганизмов, находящихся на грани мутации и перехода от животных к людям. Джозеф Феэр (Joseph Fair) является старшим научным сотрудником Глобальной инициативы по прогнозу вирусных инфекций (Global Viral Forecasting Inc.), базирующейся в Соединенных Штатах Америки (США) и проводимой в рамках этого глобального сотрудничества.

Феэр говорит, что политики в его стране начали уделять больше внимания угрозе крупных эпидемий со времени окончания Холодной войны. "Во времена Рональда Рейгана мысли о ядерной катастрофе не давали людям спокойно спать", – говорит Феэр о 1980-х годах, когда Президентом Соединенных Штатов Америки был Рейган.

Йи Гуань и его коллеги берут образец крови у циветты в провинции Гуандун в 2003 г.
С любезного согласия Йи Гуаня
Йи Гуань и его коллеги берут образец крови у циветты в провинции Гуандун в 2003 г.

В своей работе Феэр уделяет основное внимание так называемым вирусным горячим точкам - тем частям мира, где существует вероятность перехода патогенных микроорганизмов от животных к людям, таким как тропики Центральной Африки и Юго-Восточной Азии. "Для этих мест характерны огромное биоразнообразие и интенсивное взаимодействие между людьми и дикими животными с учетом охоты и потребления в пищу мяса лесной дичи, – рассказывает Феэр. – Но основную проблему представляет не потребление мяса, а его разделывание. Именно здесь в большинстве случаев происходит переход вируса от животного человеку".

В 2009 году Правительство Соединенных Штатов Америки разработало программу по возникающим пандемическим угрозам с целью "предупреждения болезней, которые могут привести к будущим пандемиям, и борьбы с ними". Эта программа работает в партнерстве с Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН (ФАО) и Международным эпизоотическим бюро (МЭБ) в целях развития лабораторной сети и усиления диагностического потенциала в тех местах, где возникают новые болезни.

"В 1980-х гг. я собрал много полевых образцов в Африке, но тогда у нас не было современных лабораторий для их анализа, – говорит Пьер Форменти, возглавляющий группу ВОЗ по возникающим и опасным патогенным микроорганизмам. – Если бы эти системы были у нас 50 лет назад, мы, возможно, смогли бы выявить ВИЧ (вирус, вызывающий СПИД) и предотвратить пандемию, которая привела к смерти миллионов людей". ВИЧ произошел от вируса шимпанзе.

В настоящее время Ванг и другие эксперты в области здоровья животных тесно сотрудничают со своими коллегами в области здоровья людей. ВОЗ расширяет свое сотрудничество с ФАО и МЭБ в соответствии с подходом "Единое здравоохранение".

Одним из лучших примеров взаимосвязанности здоровья людей и животных является история с тяжелым острым респираторным синдромом (ТОРС). После окончания вспышки болезни в июле 2003 г. ВОЗ, ФАО и Правительство Китая обратились к ученым с просьбой выяснить, откуда появилась эта болезнь, с тем чтобы улучшить меры профилактики.

Через несколько месяцев вирусолог Йи Гуань (Yi Guan) из Гонконгского университета, Специальный административный район Гонконг, Китай, расследовал возобновившуюся вспышку ТОРС. В октябре-декабре этого же года он находился в Гуандуне, провинции Китая, где впервые был выявлен ТОРС. Там он собирал образцы на рынках, где ведется торговля животными.

"В клетках находилось много животных, тесно прижатых друг к другу, – рассказывает Йи. – Стресс, вызванный теснотой, и угроза для их жизни явились факторами, усилившими передачу инфекции от животных людям. Такие условия были типичны для этих рынков".

В этой части Китая экономический бум, начавшийся в середине 1980-х годов, привел к обилию циветты, редкого мясного деликатеса из дичи, и к возросшему спросу на него. С начала бума до времени вспышки ТОРС в 2002-2003 гг. число ферм, выращивающих циветт, возросло примерно с 15 до 2000.

"Мы обнаружили, что некоторые виды животных были инфицированы вирусом, который на 99% был схож с вирусом ТОРС, выявленным у людей. Это еще раз подтвердило, что схожий с ТОРС вирус на рынках Гуандуна, где ведется торговля живыми животными, был источником инфекции у людей", говорит Йи. В результате, в 2004 году торговля циветтами на этих рынках была запрещена. "Благодаря этой мере цепь передачи инфекции была прервана и ТОРС больше не появлялся".

Но несмотря на то, что научные данные свидетельствовали о том, что ТОРС был передан людям циветтами, загадка его происхождения была решена лишь в 2005 году.

"На основе моих исследований вирусов Хендра и Нипах я подозревал, что природным резервуаром могли быть летучие мыши, – говорит Ванг. – Но убедить в этом китайских ученых поначалу было трудно".

Ванг и его коллеги из институтов Китая, Австралии и США собирали образцы; результаты их исследований, опубликованные в журнале "Science Express" в 2005 году, свидетельствовали и том, что в действительности природным хозяином ТОРС были летучие мыши. "Вирус, обнаруженный нами у летучих мышей, был очень близок к вирусу ТОРС, изолированному у людей, они были генетически схожи более чем на 90%", – говорит Ванг.

"Это всего лишь один пример, но он показывает, почему людям, работающим в области дикой природы и общественного здравоохранения, необходимо работать вместе. ТОРС начался в Китае, но летучие мыши могли прийти из любой части региона, – говорит Ванг. – Мы обнаружили свидетельства о всех видах передачи инфекции – от животного человеку, от животного животному, от человека человеку и от человека животному. Нет сомнений в том, что ТОРС вернется, но его воздействие будет гораздо меньше, так как теперь мы гораздо лучше подготовлены к раннему выявлению и предотвращению каких-либо потенциальных вспышек болезни".

Отправить эту страницу