Бюллетень Всемирной организации здравоохранения

Эффект счастья

Выбираясь из наихудшего за целые десятилетия экономического кризиса, все новые и новые правительства наряду с валовым внутренним продуктом начинают измерять здоровье и счастье. Но каким образом исследование благополучия будет способствовать формированию новой политики? Рассказывает Элис Гент (Alice Ghent).

Бюллетень Всемирной организации здравоохранения 2011;89:246–247. doi:10.2471/BLT.11.020411

"Пора признать, что в жизни есть нечто большее, чем деньги, и пора сосредоточить внимание не только на ВВП, но и на ОБ – общем благополучии", – заявил британский премьер-министр Дэвид Кэмерон в ноябре прошлого года, объявляя о планах измерения счастья в качестве показателя национального прогресса вместо того, чтобы полагаться на валовой внутренний продукт (ВВП). Ожидается, что первый индекс счастья британцев будет опубликован в 2012 году.

Экономике счастья уделяют все больше и больше внимания. Франция, как и Канада тоже идут по этому пути. Но в Бутане эта идея возникла несколько десятилетий назад, а понятие "валового национального счастья" вошло в лексикон еще в 1970-х годах.

Лозунг о валовом национальном счастье на стене Школы традиционных искусств в Тимфу, Бутан, 2010 г.
С любезного согласия итальянского писателя Марио Бьонди
Лозунг о валовом национальном счастье на стене Школы традиционных искусств в Тимфу, Бутан, 2010 г.

"ВВП теряет смысл как цель – он уже устарел, – говорит Эндрю Освальд (Andrew Oswald), профессор экономики и поведенческих наук, Университет Уорвика, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии. Освальд стал одним из первых экономистов страны, исследующих то, что он называет "эмоциональным процветанием". В 1990-х гг. это было необычной областью для экономиста, но он особенно заинтересовался этой темой при исследовании безработицы в Лондонской школе экономики.

Освальд удивлен тем, что экономика счастья приобрела популярность относительно быстро, но считает, что к сейсмическому сдвигу в политическом мышлении могло привести объединение идей. Одной из них является протест сторонников движения по охране окружающей среды против избыточного потребления, а другой – признание верности парадокса Истерлина. В 1970-х гг. экономист Ричард Истерлин (Richard Easterlin) опубликовал результаты одного исследования. "Они свидетельствовали о том, что, вопреки ожиданиям, рост богатства на протяжении десятилетий не сопровождался признаками возрастающего счастья", – говорит Освальд.

Одной из экономических причин обращения политиков к психическому благополучию является растущее число научных данных о том, что счастье способствует сохранению хорошего здоровья.

Одной из основ научных исследований в области общественного здравоохранения является изучение болезни в целях прогнозирования факторов риска развития плохого состояния здоровья. Но в 1938 году д-р Арли Бок (Arlie Bock), заведующий Кафедрой гигиены в Гарвардском университете, задумался над тем, а не является ли исследование больных людей только половиной вопроса. Он решил повернуть эти исследования в диаметрально противоположную сторону и сосредоточить их на молодых здоровых людях. "Тот факт, что больным необходим уход, признают все, но лишь немногие считают необходимым проведение систематического обследования в отношении причин того, почему люди чувствуют себя хорошо и добиваются успехов", – заявил он в пресс-релизе в 1938 году.

Исследование развития в зрелом возрасте, которое начал проводить Бок, все еще продолжается и обещает быть самым затянувшимся долгосрочным исследованием жизни в зрелом возрасте в мире. Исследователи изучают две группы людей в Соединенных Штатах Америки (США) с одной главной целью – обнаружить, что требуется для того, чтобы жить хорошо. В рамках одного исследования, известного как исследование Гранта, на протяжении семи десятилетий отслеживается когорта из 268 выпускников Гарварда, 125 из которых до сих пор живы, а 114 все еще принимают активное участие в исследовании, по данным веб-сайта Гарвардской медицинской школы. Другое исследование было сконцентрировано на 456 мужчинах, выросших в центральной части Бостона. Из этой группы 226 человек до сих пор живы и 161 принимает активное участие в исследовании, в рамках которого они должны заполнять анкеты каждые два года и отвечать на вопросы лично каждые 15 лет.

После отслеживания этих двух групп с подросткового возраста до выхода на пенсию исследователи определили ряд факторов, которые позволяют прогнозировать здоровое старение. Ограниченное употребление алкоголя, достаточная физическая активность и поддержание здорового веса тела имеют важное значение, но такое же важное значение имеют хороший брак, образование и "сформировавшееся умение преодолевать жизненные трудности", а именно стоицизм и альтруизм. Однако Джордж Вэйллант (George Vaillant), руководитель исследования Гарварда, считает, что самое мощное влияние на счастливую жизнь оказывают самые простые факторы.

Д-р Арли В. Бок работает в своей лаборатории, 1926 г.
С любезного согласия Американского физиологического общества
Д-р Арли В. Бок работает в своей лаборатории, 1926 г.

В настоящее время Вэйллант пишет историю исследования Гранта. Он говорит, что "самым важным прологом к хорошей жизни являются теплые, близкие взаимоотношения". Он также упоминает преображающую силу любви. Ссылаясь на опыт двух участников исследования Гранта, у которых сложились теплые взаимоотношения на более поздних этапах их жизни, он говорит, что "никогда не бывает поздно возродиться с помощью любви".

Но как правительства могут объективно измерить счастье или любовь, которые являются субъективными состояниями, и, если им это удастся, что они должны делать с полученными результатами? Вэйллант указывает на силу фактических данных, полученных в ходе долгосрочного исследования. "Сила исследования Гранта заключалась в том, что оно опиралось на 73 года реального поведения, а не только на самоотчеты, что позволяет судить о понятиях счастливой жизни".

"Одна наглядная жизнь обладает ценностью тысячи статистических данных", – говорит Вэйллант. Он признает, что наука отдает предпочтение цифрам и утверждает, что на самом деле статистика счастья может быть более объективной. "Выражение таких сложных переменных, как хороший брак или психологический дистресс, с точки зрения их наличия/отсутствия, отдает псевдонаукой. Но если такие оценки выводятся систематически, они служат для кодирования субъективных оценок с тем, чтобы последние могли быть изучены статистически и не могли быть изменены или как-либо иначе интерпретированы для удовлетворения прихотей исследователя".

Для измерения теплых взаимоотношений Вэйллант использует среди прочих такие показатели, как семейная жизнь; способность решать проблемы и общаться с людьми в возрасте 21 года; механизмы преодоления жизненных трудностей, такие как юмор и сочувствие, и "объектные отношения", с помощью которых можно попытаться определить потенциал для привязанности. "Все эти четыре критерия теплых взаимоотношений находятся в тесной связи друг с другом", – говорит Вэйллант.

"Счастье" – это веское слово в любом лексиконе, особенно в развитом мире, где реклама часто представляет торговый центр как путь к блаженству. Эд Динер (Ed Diener), профессор психологии в Университете Иллинойса, США, изучавший эффект счастья (или субъективного благополучия, как он предпочитает называть это понятие) в течение 30 лет, провел в 2010 году обзор литературы о счастье.

Отвечая на вопрос о надежности исследования, Динер говорит: "Есть много типов данных, указывающих на тот факт, что счастье приводит к здоровью и продлевает жизнь, конечно, помимо многих других факторов. Я считаю эти данные четкими и убедительными, но не без разумных сомнений".

Улыбающийся ученик прыгает по коридору начальной школы в Ханое, Вьетнам.
ЮНЕСКО/Justin Mott
Улыбающийся ученик прыгает по коридору начальной школы в Ханое, Вьетнам.

Фактические данные о том, что субъективное благополучие может продлевать жизнь людей в здоровых популяциях, являются убедительными, однако фактические данные о том, что оно продлевает жизнь людей с некоторыми болезнями, такими как рак, все еще вызывают разногласия".

Динер полагает, что "счастливая жизнь по сравнению с несчастливой может означать дополнительных пять лет жизни, но это зависит от многих вещей, как и в отношении курения".

Динер признает, что "субъективная" отчетность может быть менее достоверной с научной точки зрения. Но он утверждает, что фактические данные свидетельствуют об обратном. "Субъективные отчеты о благополучии совпадают с другими методами измерения благополучия, такими как отчеты родителей, ежедневные рейтинги настроения и клинические интервью".

Однако, полагает он, было бы "наивным" допускать, что ответы каждого человека полностью достоверны и точны. "По этой причине благополучие необходимо измерять многочисленными методами".

Более того, есть культурные предубеждения, которые обнажают фундаментальные различия в нашем ощущении счастья. "Отдельные сообщества и люди отличаются тем, в какой степени они верят в то, что субъективное благополучие является одним из основных атрибутов хорошей жизни", – говорит он, ссылаясь на исследование, в котором 10% выборки студентов китайского университета признались в том, что никогда не задумывались над тем, удовлетворены ли они своей жизнью.

Исследователь счастья Освальд одобряет "смелый шаг" Британского правительства по размещению статистического акцента как на благополучии, так и на доходе, но советует не торопиться.

"Мы отслеживаем показатели валового внутреннего продукта на протяжении 100 лет. Нам следует быть более осмотрительными, когда мы столь быстро устанавливаем конкретные показатели психического благополучия. Мы все еще учимся тому, как измерять эти понятия. Они до сих пор являются совершенно новыми идеями в области научных исследований. Мы можем позволить себе внимательно подумать в течение десятилетия в отношении правильных мишеней психического благополучия для следующего века".

Одной из крупнейших тенденций, формирующих мышление и политику, является перспектива быстро стареющего населения и потенциальных расходов на здравоохранение.

"Понимание связей между благополучием и здоровьем является одним из важных аспектов работы ВОЗ, – говорит Сомнатх Чаттерджи (Somnath Chatterji), научный сотрудник Департамента по статистике и информатике здравоохранения, Всемирная организация здравоохранения. – Это поможет разработать политику по укреплению здоровья стареющего населения, которому угрожает возрастающая заболеваемость хроническими болезнями.

В настоящее время мы используем наилучшую информацию, предоставляемую этой зарождающейся наукой, в нашем обследовании в области глобального старения и здоровья в зрелом возрасте для измерения и отслеживания на протяжении времени благополучия и его детерминант в популяции пожилых людей и изучения его воздействия на здоровье", – говорит он.

Отправить эту страницу