Бюллетень Всемирной организации здравоохранения

Подсчет калорий

Ожирение является значительной проблемой общественного здравоохранения. Марьон Нестле (Marion Nestle) провела беседу с Беном Джонсом (Ben Jones) о калориях и о том, почему необходимо повсеместно применять меры против ожирения.

Выпуск 90, номер 8, август 2012 г.

Марьон Нестле
С любезного согласия Марьон Нестле
Марьон Нестле

Марьон Нестле получила степень бакалавра в 1959 году в Калифорнийском университете, Беркли, Соединенные Штаты Америки (США). Она стала доктором по молекулярной биологии также в Беркли, а затем после защиты докторской диссертации вела работу по биохимии и онтогенетике на биологическом факультете в Университете Брандейса. С 1986 по 1988 год Марьон Нестле была старшим консультантом по методике питания в Департаменте здравоохранения и социальных служб США и редактором Доклада руководителя здравоохранения по вопросам питания и здоровья. Ее исследования касаются научных и социально-экономических факторов, оказывающих влияние на выбор продуктов питания, ожирение и безопасность пищевых продуктов, уделяя особое внимание роли маркетинга пищевых продуктов.
Марьон Нестле является автором многочисленных статей в профессиональных публикациях, а также автором или соавтором семи книг, включая книгу «Why calories count: from science to politics» («Почему необходимо подсчитывать калории: от науки к методике»), University of California Press, 2012, которая была написана совместно с Малден Нешейм (Malden Nesheim). Марьон Нестле ведет раздел по вопросам пищевых продуктов в журнале «San Francisco Chronicle», имеет блог в foodpolitics.com и пишет статьи для «Atlantic Food Channel», а также размещает информацию в Twitter@marionnestle.

Вопрос: Как вы объясняете рост числа случаев ожирения? Причины этого возможно очевидны, но как их можно обобщить?

Ответ: Это происходит потому, что люди стали есть больше. На простейшем уровне это объясняется тем, что люди стали есть больше или двигаться меньше, или делать и то, и другое. Фактические данные в гораздо большей степени свидетельствуют о росте потребления пищи, чем об изменениях в физической активности. Объем данных, свидетельствующих о снижении физической активности, является незначительным, но существует множество данных, свидетельствующих о том, что люди в настоящее время едят больше, чем 30 лет тому назад.

Во-первых, надо спросить: почему люди стали есть больше? В США увеличение потребления пищевых продуктов объясняется изменениями в сельскохозяйственной политике в 1970-е годы, когда фермерам стали платить за увеличение объема сельскохозяйственной продукции. Результатом явилось увеличение числа калорий в поставках продуктов. Во-вторых, значительное изменение произошло в характере действия инвестиций. Деловые круги, которые раньше особо ценили акции, дающие высокие дивиденды, и в течение длительного времени не спеша получали прибыли с инвестиций, вдруг начали требовать все более высоких и быстро поступающих доходов.

Эти изменения оказали исключительное давление на продовольственные компании. Они были вынуждены одновременно добиваться двоякой цели: продавать продукты питания в условиях, когда уже существовало в два раза больше продуктов, чем можно было потребить, и ежеквартально увеличивать свои прибыли. Продовольственные компании вынуждены были изыскивать новые пути сбыта продуктов питания. Они добились этого путем увеличения порций еды, поощрения потребления пищи вне дома: в ресторанах или в других местах. Они также создали атмосферу, в которой в социальном отношении стало прилично потреблять пищу в любое время дня и в любом месте: в своих машинах, на ходу, на улице — в местах, где раньше есть было неприлично. Вдруг стала популярной идея перекусывать, продукты стали продаваться абсолютно везде — в аптеках, в магазинах одежды, где раньше никогда не торговали продуктами питания. Существует много исследований, которые показывают, что увеличение порций, частый прием пищи и повсеместное распространение продуктов питания — все это способствует перееданию. Таким образом, их план сработал.

Вопрос: Как Вы соотносите необходимость информирования людей об их здоровье, опасности ожирения и нарушениях, связанных с питанием, с их основным выбором в отношении того, чтó они хотят есть?

Ответ: Поскольку я связана с общественным здравоохранением, хочу спросить: в каком мире мы хотим жить? Хотим ли мы жить в мире, пораженном кариесом, или мы хотим фторировать нашу воду? Хотим ли мы жить в мире, в котором у человека развивается зоб и его последствия в результате потребления недостаточного количества йода, или мы хотим йодировать соль? Эти вопросы касаются мер обеспечения здоровья населения. Почему мы не создаем атмосферу заботы о здоровье населения, которая оберегает людей от последствий ожирения? Ожирение само по себе не является болезнью, но оно повышает риск возникновения болезней, которые чрезвычайно дорого обходятся отдельным лицам и обществу. Следует не допускать ожирение, потому что его легче предупредить, чем лечить.

Вопрос: Не правда ли, что этого труднее всего добиться, потому что люди всегда говорят, что они хотят сами выбирать еду?

Ответ: Это является тем же аргументом, который выдвигался в отношении курения, фторированной и хлорированной воды, а также других высокоэффективных мер общественного здравоохранения. Некоторые могут подумать, что ущемляются их личные права. Общественное здравоохранение всегда вынуждено соотносить права отдельных лиц с интересами общества. Если бы отдельные случаи последствий ожирения, например диабет второго типа, были просто личным делом, тогда обществу нечего было бы возразить. Но ожирение является также социальной проблемой, поскольку на определенном этапе диабет второго типа необходимо лечить. Вряд ли кто-нибудь может себе позволить всю жизнь оплачивать лечение, поэтому общество имеет этическую заинтересованность в сохранении здоровья граждан.

Вопрос: Имеют ли аргументы в пользу борьбы с ожирением как экономическую цель, так и цель охраны здоровья?

Ответ: Да, они имеют ту и другую цель. Экономические аргументы понятны политикам. Но с точки зрения охраны здоровья нужно, чтобы население было здоровым, поскольку это лучше для отдельных лиц, семей и всего общества в целом.

Парадоксально, но в США военные стали одной из самых мощных сил, выступающих за применение мер против ожирения, поскольку им сложно набрать нужное число новобранцев с нормальной массой тела и достаточно здоровых для прохождения военной службы. Ожирение стало огромной проблемой для военных.

Вопрос: Принимают ли они в таком случае меры против ожирения?

Ответ: Они принимают более активные меры, чем любая другая организация в американском обществе, потому что сталкиваются с новобранцами, у которых излишняя масса тела, не соответствующая их стандартам, или у которых такая большая масса тела, что может развиться диабет второго типа или другие болезни, требующие лечения. Они просят своих поставщиков снабжать их более здоровыми продуктами и стремятся найти способы ограничения числа калорий или создать стимулы для похудания.

Вопрос: Считаете ли Вы, что власти должны играть более важную роль в борьбе с ожирением?

Ответ: Безусловно, поскольку продовольственные компании не хотят сами этого делать. Уменьшение потребления очень плохо отразится на бизнесе. Даже если бы продовольственные компании хотели помочь людям есть меньше, они не могут сделать этого. Они не являются учреждениями общественного здравоохранения. Их главный интерес — акции и ежеквартальное увеличение своих прибылей. Более здоровые продукты питания связаны с более дорогостоящим производством. Именно власти должны установить некоторые ограничения, которые будут касаться всех продовольственных компаний. Игровое поле должно иметь определенные размеры, и лишь власти могут установить эти размеры.

Вопрос: Несомненно, продовольственные компании несут определенную ответственность за более уважительное отношение к потребителям?

Ответ: Один служащий из продовольственной компании, которого я недавно встретила в Лондоне, говорит, что его компания имеет кровную заинтересованность в том, чтобы люди были здоровыми, потому что они будут покупать больше продуктов питания в течение более длительного периода времени. Возможно, это так, но у компаний лишь одна заинтересованность — получать прибыль. Когда возникает противоречие между расширением производства и созданием более здоровых продуктов питания, то побеждает первое. Компании не могут пойти против своих собственных экономических интересов. В этом случае должна вмешаться власть. Требуется сочетание мер по просвещению населения, по введению государственных ограничений на сбыт пищевых продуктов и других мер, которые можно применить для создания такой атмосферы питания, в которой людям стало бы легче питаться более полезными для здоровья продуктами.

Вопрос: Предвидите ли вы, что поле битвы против ожирения будет смещаться в сторону стран с низким и средним уровнем дохода, поскольку в более богатых странах замедляются темпы роста производства?

Ответ: В этом нет сомнений. Если вы посмотрите на графики потребления, например, подслащенных сахаром напитков, то их продажа в США не возрастает. Они находятся на постоянном уровне. Но в компаниях по производству газированной воды наблюдается увеличение объема продаж. За счет чего? Последнюю пару лет я собирала вырезки из разделов по коммерческой деятельности в американских газетах, в которых описывается рост американских компаний в странах с низким и средним уровнем доходов. Они одна за другой заявляют, что «в четвертом квартале возросла прибыль за счет продаж в Индии или Китае, в Саудовской Аравии или в Африке». Поскольку эти продукты связаны с уровнями развития и с другими культурными ценностями, их с готовностью принимают. Компании, работающие там, знают, как использовать специфические в культурном отношении рынки для организации коммерческой рекламы. Они планируют коммерческую деятельность таким образом, чтобы существовал призыв к любви, семье, общественному положению и другим эмоциональным ценностям, которые распространены в данной конкретной культуре. Это все проводится ради продажи продуктов. Здесь нет заботы о здоровье. Цель заключается в продаже продуктов независимо от их влияния на здоровье. Правительствам этих стран следует очень осторожно относиться к подобной практике и думать о долгосрочных последствиях для здоровья и о затратах на лечение. В 2005 году аспирантка Нью-Йоркского университета по специальности антрополог работала в отдаленной глухой деревне в Гватемале. Неожиданно в продаже появилась пепси-кола. Компания предоставила жителям деревни тележки и доставила товары на грузовиках. Диссертация аспирантки документально отразила результаты: масса тела у жителей стала возрастать, а состояние зубов ухудшаться. Маркетинговая деятельность компании направлена на повышение статуса и социального положения, и подается как оказание помощи местному населению в области развития. Это создает трудности для успешной деятельности работников здравоохранения.

Вопрос: Но эти продукты необязательно дешевые.

Ответ: Они необязательно дешевые, но они являются довольно дешевыми и совершенно ненужными.

Вопрос: Считаете ли Вы, что общественное здравоохранение когда-нибудь выиграет битву с крупными корпорациями?

Ответ: Оно добилось некоторой победы в отношении курения, по крайней мере, в более богатых странах. Что меня впечатляет — так это растущее признание того, что ожирение является результатом проблемы, связанной с системой питания, а не просто с поведением отдельных лиц. Это в значительной степени меняет атмосферу, в которой работники общественного здравоохранения говорят о проблеме ожирения. Когда я писала книгу «Методика питания», работники общественного здравоохранения говорили в основном о том, как обучить родителей убеждать своих детей есть более полезную пищу. Сейчас каждый понимает, что ожирение возникает в результате взаимодействия генетики с системой питания. Если мы хотим сделать что-то по предупреждению ожирения, то мы должны изменить систему питания. Это уже большое достижение.

Наилучшим примером служит проблема больших порций. Вы можете говорить людям о том, что большие порции содержат больше калорий, но они по-прежнему будут есть больше, когда им дают большие порции. Каждый поступает таким образом. Обучения недостаточно. Вы должны изменить систему так, чтобы было легко сделать здоровый выбор.

Вопрос: Считаете ли Вы, что такие учреждения, как Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), предпринимают достаточно усилий в борьбе с ожирением?

Ответ: Усилий никогда не бывает достаточно. Они делают лишь то, что могут делать. Меня впечатляет то, что департамент питания в ВОЗ понимает, что недостаточность питания должна быть такой же приоритетной задачей, как и неинфекционные заболевания. ВОЗ следует подумать о том, как со своими ограниченными ресурсами и ограниченными полномочиями она может оказывать помощь государствам-членам в решении проблемы ожирения, а также проблемы неправильного питания. ВОЗ может иметь высокие моральные устои по подобным проблемам, и она должна добиваться решения этих проблем.

Вопрос: Почему Вы написали книгу о калориях «Почему необходимо подсчитывать калории: от науки к методике»?

Ответ: Если вы говорите о массе тела, вы говорите о калориях. Таким образом, лучше обращать внимание на то, сколько вы едите, что столь же важно, как и чтó вы едите.

Вопрос: Достаточно ли говорить людям о том, сколько калорий содержится в том или ином продукте?

Ответ: Нет, я и мой соавтор Малден Нешейм не рекомендуем этого. Мы не рекомендуем подсчет калорий, потому что это невозможно сделать достаточно точно, не стоит затраченных усилий, к тому же это доставляет мало удовольствия. Мы выступаем за изменение системы питания, чтобы сделать здоровое питание таким естественным, что никому не нужно было бы думать об этом. Я лучше сосредоточусь на размерах порций. Они так увеличились в США, что вам не нужно более детально объяснять, почему люди набирают вес. Большие порции содержат больше калорий! В качестве меры общественного здравоохранения хорошей идеей является уменьшение порций.

Вопрос: Считаете ли Вы, что улучшение питания будет происходить постепенно?

Ответ: Будет нелегко сделать это. Борьба с курением заняла 50 лет, а доказать последствия курения для здоровья гораздо легче, чем доказать связи между питанием и здоровьем. Каждый должен есть. Принятие мер по предупреждению ожирения — более сложная проблема как в интеллектуальном, так и в политическом отношении, чем убедить людей бросить курить. Но это не должно нас останавливать.

(Примечание редактора: Марьон Нестле не имеет никакого отношения к компании «Nestlé»).

Отправить эту страницу