Бюллетень Всемирной организации здравоохранения

Битва с табаком

Джеффри Уиганд (Jeffrey Wigand) ведет борьбу против курения среди детей и молодежи. Он рассказывает Бену Джонсу (Ben Jones) о своей работе.

Выпуск 90, номер 9, сентябрь 2012 г.

TFI/Luis Madge

Джеффри Уиганд наиболее известен в качестве прототипа героя фильма 1999 года «Свой человек». Герой этого фильма появляется на телевизионном шоу Соединенных Штатов Америки (США) «60 минут» для того, чтобы развенчать лживые заявления табачной промышленности о рисках табака для здоровья. Эту роль в фильме сыграл Рассел Кроу (Russell Crowe).

Джеффри Уиганд занимал высшие руководящие должности в фармацевтических компаниях, включая «Джонсон и Джонсон» и «Пфайзер», а с декабря 1988 года по март 1993 года был вице-президентом табачной корпорации «Браун и Уильямсон» по НИОКР.

В течение четырех лет Уиганд преподавал японский язык и науки (биологию, химию и физику) в старших классах средней школы «duPont Manual» в Луисвилле, штат Кентукки, США. В качестве преподавателя он получил заслуженное признание в стране — в 1996 году он был удостоен награды корпорации «Sallie Mae» за заслуги в течение первого года преподавания.

Джеффри Уиганд основал и возглавил организацию «Smoke-Free Kids» («Дети, свободные от курения»), целью которой является уменьшение масштабов употребления табака среди детей и молодежи.

Вопрос: С какой целью Вы основали «Smoke-Free Kids»?

Ответ: Для предоставления детям знаний, чтобы они никогда не употребляли и не пробовали никаких видов табачных изделий.

Вопрос: Расскажите нам об организации «Smoke-Free Kids» и о ее работе.

Ответ: Я хотел использовать мои знания, как научные, так и в области бизнеса, для работы с теми, кто формирует политику в разных странах для того, чтобы они разрабатывали и проводили в жизнь политику, законы и нормы, предназначаемые для защиты здоровья не только детей, но и других людей от опасного воздействия табака. Примерами такой политики являются создание среды, свободной от табачного дыма, пожаробезопасные сигареты и сигареты без добавок, упрощающие употребление табака. И, наконец, моя роль в судебных процессах — использовать зал судебных заседаний для того, чтобы пролить свет на правду и привлечь табачную промышленность к ответственности за свои действия.

Вопрос: Как Вы работаете с детьми и молодежью?

Ответ: Эту работу я провожу в самых разных странах — от Японии до Швейцарии и Италии; я беседую с детьми и молодыми людьми в учебных аудиториях, начиная от детских садов и кончая аспирантурами в медицинских и юридических институтах и в школах бизнеса.

Содержание этих бесед зависит от возраста. Детям, начиная с детсадовского возраста и до 7-8 лет, я даю инструменты, с помощью которых они выясняют, почему употребление табака и его свойства, вызывающие привыкание, окажут воздействие на их здоровье и ожидаемую продолжительность жизни.

Дети берут скальпель, пинцет, лупу и микроскоп и фактически препарируют сигарету. Они изучают ее компоненты: столбик табака и фильтр. Они исследуют, в чем заключается различие между сигаретами с белым и пробковым фильтром. В результате этого они должны понять, почему между легкими и крепкими сигаретами нет никакой разницы, и, тем самым, раскрыть обман промышленности.

В ходе этого лабораторного эксперимента они должны многому научиться: работать в коллективе, препарировать сигарету, разделять ее на составные части и вести записи. У них есть микроскоп и лупа, с помощью которых они могут посчитать количество отверстий в фильтре сигареты. Затем они должны подробно записать то, что они узнали.

С учащимися медицинских институтов беседа принимает другие формы — от неформального разговора до сверхсложного описания молекулярной структуры никотина. Они узнают о том, почему никотин вызывает привыкание, почему он одновременно стимулирует и расслабляет, что происходит в мозге и почему никотин раздражает артерии.

Вопрос: Вы когда-нибудь курили?

Ответ: Да, я курил около года, когда работал в табачной промышленности. Все курили, вот и я попробовал.

Вопрос: Как табачная промышленность заманивает детей в раннем возрасте?

Ответ: Дети выбирают самый рекламируемый и самый раскрученный бренд. Джо Кэмел был выбран людьми, начинающими курить, потому что он был кумиром подобно Мики Маусу или Рональду МакДональду. Ковбой Боб был привлекателен для мальчиков. Уинстон ассоциировался с мужественностью. Девочек привлекали тонкие сигареты. Так что есть множество факторов, действующих на подсознание.

Промышленность использует ценообразование, давление со стороны сверстников — здесь целое сочетание разнообразных факторов. По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний США, 60% курящих людей начинают курить со своими друзьями.

Вопрос: Ведутся ли какие-либо исследования воздействия проводимой Вами работы?

Ответ: Нет. У меня нет на это ресурсов. Я оцениваю результаты по числу людей, которые отдают мне свои пачки сигарет после того, как я говорю с ними или демонстрирую им какие-либо материалы. Я не подсчитывал число людей, написавших мне после просмотра фильма («Свой человек») или после посещения моего веб-сайта. Мне это неинтересно.

Вопрос: Вы получаете много положительных отзывов? Именно они являются для Вас стимулом?

Ответ: Положительные отзывы воодушевляют каждого человека. Основными движущими силами являются действия, которые вы считаете правильными и которые дают положительные результаты. Необходимо также знать, охватывают ли эти результаты всю группу населения или необходимо действовать поэтапно.

Вопрос: Существует не так много людей, о жизни которых сняты фильмы в Голливуде. Это помогает Вашей работе?

Ответ: Да, я думаю, что этот фильм укрепил мой общественный имидж. Если бы не этот фильм, возможно, я не был бы здесь сегодня.

Вопрос: Как финансируется «Smoke-Free Kids»?

Ответ: Мною, я провожу беседы и презентации, за которые мне платят. Я не хочу каких-либо других спонсоров. Я делаю то, что хочу делать, потому что я хочу делать это.

Вопрос: Расскажите нам подробнее о Вашей работе с правительствами. Как Вы доводите идею борьбы с курением до сведения тех, кто формирует политику?

Ответ: Они неизменно ищут меня. Полагаю, потому, что я публичный человек. Они спрашивают меня, что бы я сделал, если бы был на их месте. Так я начинал с Аланом Роком (Allan Rock), министром здравоохранения Канады в 1997-2002 годах. Мы разработали программу, направленную на изменение упаковки и цен и на введение среды, свободной от табачного дыма.

Я был в Норвегии, Мальте, Исландии. Где я только не был.

Вопрос: Какие факторы могут гарантировать то, что люди не начнут курить?

Ответ: Какого-либо проверенного пути нет. Каждый человек независим, у каждого есть своя собственная свобода воли. У меня нет контроля над этим. В этом заключается цель образования. Образование предоставляет людям когнитивную способность принимать правильные решения.

Вопрос: Какая государственная политика эффективна в уменьшении масштабов курения среди детей?

Ответ: Я думаю, что политика правительства формирует среду, способствующую принятию лучших решений. Я не думаю, что правительства могут кому-либо сказать, что делать и как делать. Правительства должны создавать условия для соответствующего поведения людей. В случае повышения цен человек скажет: «Если я не могу себе этого позволить, я не буду курить».

Вопрос: Какие правительства находятся на верном пути в области борьбы против курения?

Ответ: Здесь выделяются правительство Канады и правительство Австралии, которые приняли меры для создания среды, свободной от табачного дыма, изменения упаковки и запрета рекламы. Все это способствует изменению среды там, где курение было распространено.

Вопрос: Одерживает ли общественное здравоохранение победу в борьбе против табака? Изменилась ли табачная промышленность?

Ответ: Нет, я не думаю, что леопард поменял свою окраску. Табачная промышленность становится все более изощренной в разработке и распространении изделий, содержащих никотин, таких как растворимые сигареты, сигареты с вишневым вкусом или какие-либо еще. Она продолжает запускать свои щупальца в правительственные круги с тем, чтобы защитить свое производство. Я не думаю, что произошли какие-либо резкие изменения, но я думаю, что они произойдут, потому что обеспокоенность общественного здравоохранения в отношении заболеваемости и смертности оказывает все большее воздействие. Расходы правительств возрастают, продуктивность на многих предприятиях падает и, наконец, правительства начинают понимать, что это плохо. То, что мы делаем, называется «денормализацией» продукции, возраст которой 200 лет, она не является частью повседневной жизни. Это эволюционный процесс — мы преодолеваем два века за десять лет.

Вопрос: Почему Вы хотите, чтобы правительства убрали из сигарет добавки?

Ответ: Потому что тогда табак станет по вкусу отвратительным. Если у меня во рту окажется что-нибудь с отвратительным вкусом, я не буду это курить.

Вопрос: Расскажите нам о Вашем участии в судебных процессах.

Ответ: Я выступаю от имени истца, которому был причинен вред, или правительства, которое пытается взыскать стоимость медицинской помощи (в случае болезней, связанных с курением). Я действую в качестве свидетеля-эксперта. Мы делаем это в Канаде, мы делали это в США и в Японии. Наибольшего успеха на сегодняшний день мы добились в США и сейчас в Канаде.

Вопрос: Насколько сильные юристы у табачной промышленности по сравнению с другими отраслями промышленности, где Вы работали?

Ответ: Юристы являются составной частью табачной промышленности, как внутри, так и снаружи, и они тесно связаны со всеми стадиями производственных операций. Я не думаю, что это можно сказать в отношении фармацевтической промышленности.

Вопрос: Есть ли какие-либо меры, принятые правительствами, которые, по Вашему мнению, не эффективны?

Ответ: Меня не устраивает принятый в 2009 году Акт о предотвращении курения в семьях и борьбе против табака, который, по сути, предоставил Управлению США по контролю за продуктами и лекарствами право регулирования сигаретной промышленности. Дело в том, что промышленность принимала непосредственное участие в разработке этого закона. Они исключили ментол, а через две недели после принятия закона Филип Моррис (Philip Morris) ввел ментоловые сигареты. И закон оказался бессилен, так как следовало исключить ментол как добавку, а не как сигарету.

В результате судебного разбирательства в Нидерландах в 2005 году было решено, что табачная промышленность должна обнародовать информацию о всех добавках. А затем политическая обстановка изменилась, и в результате информация не была дана ни об одной добавке.

Отправить эту страницу