Бюллетень Всемирной организации здравоохранения

От понятия к измерению: практическое применение определения небезопасного аборта ВОЗ

Bela Ganatra a, Özge Tunçalp a, Heidi Bart Johnston a, Brooke R Johnson Jr a, Ahmet Metin Gülmezoglu a & Marleen Temmerman a

Выпуск 92, номер 3, март 2014 г.

a. Department of Reproductive Health and Research, World Health Organization, avenue Appia 20, 1211 Geneva 27, Switzerland.

Корреспонденция для Bela Ganatra (эл. почта: ganatrab@who.int).

Бюллетень Всемирной организации здравоохранения 2014;92:155. doi: http://dx.doi.org/10.2471/BLT.14.136333

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) определяет небезопасный аборт как процедуру по прерыванию беременности, проводимую лицами, не имеющими необходимой квалификации, и/или в условиях, не соответствующих минимальным уровням медицинских стандартов. Это определение включает понятия, впервые сформулированные на Технических консультациях ВОЗ в 1992 году.1 Несмотря на широкое применение, это определение интерпретируется непоследовательно. В этой редакционной статье мы обсуждаем его правильную интерпретацию и практическое применение.

Определение небезопасного аборта было сформулировано ВОЗ в рамках новых руководящих принципов по ведению осложнений искусственного аборта и предназначалось для интерпретации в этом контексте. Такая связь с техническим руководством имеет решающее значение для его правильной интерпретации. Определение не содержит каких-либо элементов, предопределяющих то, кого следует считать «безопасным» исполнителем аборта, или то, какая квалификация и какие стандарты являются надлежащими для проведения аборта. Эти аспекты не являются статичными; они изменяются в соответствии с рекомендациями ВОЗ, основанными на фактических данных.

Так, например, согласно руководящим принципам ВОЗ, вместо проводимого ранее выскабливания в настоящее время рекомендуются мифепристон и мизопростол, или, при отсутствии мифепристона, один лишь мизопростол, и вакуум-аспирация. В настоящее время искусственный аборт, проводимый на уровне первичной медико-санитарной помощи или поставщиками медико-санитарных услуг, не являющимися врачами, считается безопасным2. Ожидается, что в разрабатываемых руководящих принципах перераспределения обязанностей будет разъяснено, кто может безопасно проводить аборт в соответствии с нынешними стандартами.

Для обеспечения правильной интерпретации «небезопасного аборта» мы рекомендуем всегда сопровождать определение следующим пояснительным примечанием: «Лица, квалификация и медицинские стандарты, считающиеся безопасными для проведения аборта, различаются в зависимости от того, является ли аборт медицинским или хирургическим, а также от срока беременности. То, что считается «безопасным», должно интерпретироваться в соответствии с действующими на данный момент времени техническими и руководящими принципами ВОЗ».

Хотя небезопасные аборты являются, по определению, рискованными, понятие «безопасности» нельзя разделить на две части, потому что риск присутствует на протяжении всего континуума. Наименьший риск присутствует в случае использования основанного на фактических данных метода для прерывания беременности на ранних сроках в медицинском учреждении;3 наибольший риск — в случае использования опасного метода, такого как оральное или вагинальное введение едких веществ или введение в полость матки стержней для незаконного прерывания беременности на поздних сроках. Между этими крайними точками риск распределяется в пределах широкого диапазона. Так, например, в рамках этого диапазона находятся случаи самостоятельного применения мизопростола или проведения квалифицированными работниками здравоохранения устаревших процедур, таких как выскабливание.

На прямые детерминанты рисков искусственного аборта, такие как используемый метод прерывания беременности и срок беременности, влияют, в свою очередь, основные социальные детерминанты:

  • правовой контекст,
  • наличие служб для проведения безопасного аборта,
  • уровень стигматизации в отношении аборта,
  • степень доступа женщин к информации об аборте,
  • а также возраст женщины и ее социально-экономический статус.

Правовой контекст и уровень безопасности тесно переплетены, но эта связь зависит от конкретных условий. Так, например, там, где ограничительные законы интерпретируются либерально, женщины могут получать безопасную помощь в определенных условиях; и наоборот, там, где плохо соблюдаются либеральные законы, женщины иногда приходят на аборт на более поздних сроках, и аборт производится в небезопасных условиях. Таким образом, незаконный аборт не является синонимом небезопасного аборта, как указано в первоначальном определении: «…законность или незаконность услуг, однако, может не быть решающим фактором их безопасности […], безопасность аборта необходимо рассматривать как в пределах правового контекста, так и в контексте ограничительных законов»1.

Уровни искусственного аборта трудно измерить из-за того, что в обследованиях, больничной медицинской документации и медико-санитарной статистике случаи искусственного аборта часто не учитываются в полной мере или неправильно классифицируются.4 В связи с этим при разработке региональных и глобальных оценок уровней небезопасного аборта ВОЗ в прошлом использовала практичную оперативную концепцию, в соответствии с которой безопасность измеряется с точки зрения одного единственного параметра — законности.4,5 Однако широко распространенное неофициальное использование мизопростола усложнило понятие «безопасности». В результате для измерения безопасности аборта стало необходимым применять многомерный континуум риска. Необходимо также измерять неблагоприятные результаты, связанные с небезопасным абортом. В связи с тем, что за последние годы уровни смертности от небезопасных абортов снизились,4 возможно, благодаря применению более безопасных методов, в настоящее время внимание необходимо уделять не только смертности, но и заболеваемости. Многомерная оценка безопасности искусственных абортов затрудняет оценку, но применение более нюансированной системы измерений может способствовать проведению новых инновационных научных исследований и улучшению данных, собираемых на местном и национальном уровнях.

Тем не менее, одной оценки безопасности искусственного аборта недостаточно. В более длительной перспективе потребуется глобальный консенсус в отношении более общих показателей, используемых для оценки обеспечения безопасности аборта, в соответствии с руководящими принципами ВОЗ, то есть показателей, отражающих доступ, справедливость, качество медико-санитарной помощи и связь с контрацепцией после аборта.


Библиография

Отправить эту страницу

Ссылки по теме