Бюллетень Всемирной организации здравоохранения

Роль стран БРИКС в области глобального здравоохранения и продвижение к всеобщему охвату медико-санитарными услугами: дискуссия продолжается

Martin McKee a, Robert Marten b, Dina Balabanova a, Nicola Watt a, Yanzhong Huang c, Aureliano P Finch d, Victoria Y Fan e, Wim Van Damme f, Fabrizio Tediosi d & Eduardo Missoni d

a. London School of Hygiene & Tropical Medicine, London, England.
b. Rockefeller Foundation, 420 Fifth Ave, New York, NY 10018, United States of America (USA).
c. Council on Foreign Relations, New York, USA.
d. Center for Research on Health and Social Care Management, Bocconi University, Milan, Italy.
e. Center for Global Development, Washington, USA.
f. Institute of Tropical Medicine, Antwerp, Belgium.

Корреспонденция для Robert Marten (эл. почта: rmarten@rockfound.org).

(Представлена: 31 октября 2013 г. – получена пересмотренная версия: 29 января 2014 г. – принята: 27 февраля 2014 г.)

Бюллетень Всемирной организации здравоохранения 2014;92:452-453. doi: http://dx.doi.org/10.2471/BLT.13.132563

Введение

Аббревиатура БРИК была введена в 2001 году Джимом О’Нилом (Jim O’Neill), одним из руководителей «Голдман Сакс», для обозначения четырех стран с развивающейся экономикой: Бразилии, Российской Федерации, Индии и Китая.1 Впоследствии аббревиатура была расширена до БРИКС с учетом включения Южной Африки. В общей сложности, в странах БРИКС, представляющих основные страны с развивающейся экономикой, проживает примерно 40% населения мира. Хотя опыт БРИКС и других многонациональных структур может быть полезным для лиц, занимающихся разработкой некоторых мер внешней политики, роль таких структур в сфере изучения и разработки глобальной политики в области здравоохранения остается неясной. Мы изучаем полемику вокруг этого вопроса и уделяем особое внимание потенциальной роли БРИКС в продвижении к всеобщему охвату медико-санитарными услугами — комплексной цели здравоохранения в повестке дня в области развития на период после 2015 года.2

Дискуссия о роли стран БРИКС

Некоторые люди считают, что страны БРИКС потенциально могут играть большую роль в обеспечении всеобщего охвата медико-санитарными услугами. Они исходят из того, что в последнее время в Бразилии, Китае, Индии и Южной Африке был достигнут значительный прогресс в области расширения охвата медико-санитарными услугами. Такой успех воодушевляет другие правительства. Кроме того, страны БРИКС готовы обмениваться своим опытом в этой области. Предлагая дипломатическую поддержку и действуя в качестве технических ресурсов, эти страны оказывают все более активное содействие в разработке различных мер глобальной политики в области здравоохранения, включая обеспечение всеобщего охвата медико-санитарными услугами. Так, например, в 2012 году на Шестьдесят пятой сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения представители стран БРИКС «подчеркнули важность всеобщего охвата медико-санитарными услугами в качестве важнейшего инструмента для обеспечения права на здоровье».1 В коммюнике, выпущенном на совещании министров здравоохранения в 2013 году, эти же государства объявили о своей поддержке недавно принятой Организацией Объединенных Наций резолюции о всеобщем охвате медико-санитарными услугами и заявили, что они «готовы к работе на национальном, региональном и глобальном уровнях для обеспечения всеобщего охвата медико-санитарными услугами». Впоследствии на Шестьдесят шестой сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения, страны БРИКС условились определить национальные институты, которые могут сотрудничать с Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) в разработке механизма мониторинга для отслеживания прогресса на пути продвижения к всеобщему охвату медико-санитарными услугами.

Ввиду того, что структура БРИКС была основана на национальной экономике, ее действия на политической арене в области здравоохранения кажутся иногда неловкими и искусственными. Страны БРИКС в значительной мере различаются между собой с точки зрения бремени болезней, систем здравоохранения, интересов в области глобальной торговли фармацевтическими товарами, действий на международной арене и по многим другим аспектам.3 Несмотря на регулярные встречи министров здравоохранения этих пяти стран, которые продолжают встречаться для совместного обсуждения проблемных вопросов, их итоговые декларации и коммюнике в действительности оказывают незначительное воздействие на глобальную политику в области здравоохранения. Но, несмотря на отсутствие такого воздействия, есть несколько причин для возрастающего признания роли БРИКС в области глобального здравоохранения. Возникновение БРИКС в качестве особой структуры с возрастающими уровнями многонациональной координации в области здравоохранения и в других областях оказывает давление как на уже существующие, так и на появляющиеся механизмы и процессы глобального стратегического руководства. Многие из тех, кто способствует продвижению к всеобщему охвату медико-санитарными услугами, будь то исследователи, политики или советники, часто обращаются в поисках лидерства и вдохновения к национальным правительствам и региональным или другим объединениям. Некоторые страны, когда-то обеспечивавшие такое лидерство, в значительной мере самоустранились, и образовавшийся в результате этого пробел потенциально может быть заполнен странами БРИКС. Необходимы дополнительные исследования для того, чтобы определить, существует ли этот пробел на самом деле, насколько он важен, и может ли он в действительности быть заполнен странами БРИКС. Бывший Советский Союз, который демонстрировал свои достижения в обеспечении всеобщего охвата медико-санитарными услугами в Алма-Ате в 1978 году, прекратил свое существование. Движение неприсоединения, которое определяло ход многочисленных обсуждений в области глобального здравоохранения в 1970-1980-х годах, в значительной мере «сошло со сцены».4 С учетом продолжительных усилий, направленных на достижение всеобщего охвата медико-санитарными услугами внутри страны, Соединенные Штаты Америки, по всей видимости, не играют существенной роли в продвижении к такому охвату в других странах. Европейский союз часто оказывается парализованным из-за того, что его государства-члены не могут выработать общую позицию. И хотя многие могут рассматривать страны БРИКС с точки зрения лидерства, все еще не ясно, имеют ли эти страны достаточно общих интересов или координационных механизмов и процессов, необходимых для совместного и согласованного влияния на глобальную политику в области здравоохранения или для ее продвижения.3

На глобальной арене Бразилия, особенно при бывшем Президенте Лула да Силва (Lula da Silva), способствует продвижению к всеобщему охвату медико-санитарными услугами и, в частности, принимает меры в отношении социальных детерминант здоровья. И хотя бывший Советский Союз обеспечил всеобщий охват медико-санитарными услугами, в Российской Федерации за последние годы сделано относительно немного в отношении такого охвата. Индия и Южная Африка привержены делу обеспечения всеобщего охвата медико-санитарными услугами и способствуют продвижению к такому охвату на национальном уровне. Китай уделяет первоочередное внимание внутренней реформе, но недавно провел министерский форум по вопросам развития здравоохранения в Китае и Африке и готов работать с африканскими странами для поддержки усилий по обеспечению всеобщего охвата медико-санитарными услугами.5,6 Хотя позиции и политика в области глобального здравоохранения некоторых стран БРИКС созвучны, они не всегда согласованы и часто бывают плохо скоординированы.

Роль других стран

Те, кто заинтересован в продвижении к всеобщему охвату медико-санитарными услугами, имеют естественное желание ориентироваться не только на ВОЗ, Всемирный банк, Фонд Рокфеллера и другие «глобальные» организации, но и на страны, которые могут поддерживать эту идею, а не позволять корпоративным интересам формировать повестку дня. В настоящее время страны БРИКС могут выглядеть привлекательно, содействуя всеобщему охвату медико-санитарными услугами, но пока они еще не прилагают — а, возможно, никогда и не будут прилагать — совместных усилий для выполнения этой роли. Безусловно, они не являются единственными странами, пытающимися повлиять на продолжающиеся обсуждения глобальных стратегий в области здравоохранения. Так, например, на тематику и ход таких обсуждений пытаются влиять Куба, Мексика, Таиланд и Турция, продвигающие свое «несиловое влияние» на международной арене. В промышленно развитом мире Германия, Норвегия, Швеция и Япония также присоединились к этому процессу, но — за исключением группы Осло7 — имеется мало данных о какой-либо многонациональной координации, необходимой для усиления воздействия таких стран на международной арене в области здравоохранения.

Группа стран, которые могут быть, и хотят быть примером для подражания в области обеспечения всеобщего охвата медико-санитарными услугами, еще не полностью сформирована. 25 лет назад перечень влиятельных стран мог бы включать Коста-Рику и Шри-Ланку, которые в настоящее время практически не принимают участия в обсуждениях.8 В ближайшее время такие страны, как Руанда и Чили, могут значительно усилить свое глобальное влияние. Те, кто ищет лидеров в сфере глобального здравоохранения, особенно в лихорадочной борьбе за формирование повестки дня в области развития на период после 2015 года, возможно, не там ищут.

Выводы

Мы не оспариваем тот факт, что страны БРИКС являются значимой структурой. Эти пять стран имеют много общего — это большие, густонаселенные и многонациональные страны с многочисленными этническими, социальными и в некоторых случаях религиозными группами. По этим характеристикам они схожи с некоторыми другими странами, например, с Индонезией, Нигерией и Пакистаном, добившимися меньшего прогресса на пути продвижения к всеобщему охвату медико-санитарными услугами, но способными учиться на опыте стран БРИКС. Нет сомнений в том, что для продвижения к всеобщему охвату медико-санитарными услугами необходимо сотрудничество и совместное накопление опыта. Однако нельзя полагать, что какая-либо группа стран, которая может принимать участие в координации глобальной макроэкономической политики, способна формировать глобальную политику в области здравоохранения.


Выражение признательности

Авторы выражают признательность Центру Белладжио при Фонде Рокфеллера за оказанную поддержку.

Конкурирующие интересы:

Не заявлены.

Библиография