Электронная библиотека фактических данных по деятельности в области питания (eLENA)

Лечение тяжелой острой недостаточности питания у ВИЧ-инфицированных детей

Биологические, поведенческие и контекстуальные обоснования

Авторы: Reginald A. Annan и Florence M. Turyashemererwa, University of Southampton, Саутгемптон, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии
Апрель 2011 г.

ВОЗ определяет тяжелую острую недостаточность питания у детей в возрасте 6–60 месяцев по крайне низкому соотношению веса и роста (менее -3 баллов медианных стандартов развития ВОЗ) или по окружности плеча менее 115 мм и/или наличию двустороннего отека (опухание обеих ступней). От тяжелой острой недостаточности питания страдают около 20 миллионов детей в возрасте до пяти лет, и на такие случаи приходится 1–2 миллиона смертей в год, которые можно было предотвратит 1. Для детей с тяжелой острой недостаточностью питания характерен повышенный (в девять раз) риск смерти по сравнению с детьми, получающими нормальное питание, и детьми с умеренной недостаточностью питания 1. В большинстве развивающихся стран число случаев со смертельным исходом остается на высоком уровне – около 20–60% 2 .

Дети с осложненной тяжелой недостаточностью питания (дети с плохим аппетитом, лихорадкой, пневмонией, обезвоживанием, тяжелыми отеками или дети младше шести месяцев) получают лечение в стационаре, пока не пройдут осложнения, в рамках программы ВОЗ "10 шагов к решению проблемы тяжелой острой недостаточности питания" 3. Эти шаги можно разделить на два этапа: стабилизация и реабилитация.

Цель стабилизации состоит в снижении отека и восстановлении тканей и работы органов. Этот этап включает в себя лечение инфекций и других медицинских проблем, обеспечение достаточной энергии и достаточного объема питательных веществ, чтобы остановить дальнейшую потерю мышечной и жировой ткани, а также включает коррекцию дисбаланса электролитов при помощи диетической формулы F-75, предусматривающей обеспечение 75 килокалорий и 0,9 грамм белков на 100 миллилитров.

На этапе реабилитации дети получают дополнительную энергию и питательные вещества для быстрого восстановления массы тела и темпов роста. На этом этапе рекомендована еще одна формула под названием F-100, предусматривающая 100 ккал и 3 г белков на 100 мл. У детей также стимулируют умственную деятельность в игровой форме для улучшения когнитивного развития, а лицам, осуществляющим уход за детьми, предоставляют поддержку для предотвращения повторных случаев недостаточности питания.

Дети с неосложненной тяжелой недостаточностью питания (без потери аппетита, в хорошем клиническом состоянии и активные) получают помощь по месту жительства или амбулаторно с использованием готового лечебного питания (RUTF). RUTF представляет собой высококалорийную пищу, обогащенную питательными микроэлементами, свойства которой близки к формуле F-100 4; такое питание не требует приготовления, характеризуется низким влагосодержанием, что обеспечивает длительный срок его хранения, а также не требует кормления под наблюдением. Этот подход также позволяет решить такие связанные с традиционным стационарным лечением проблемы, как отсутствие доступа, неразвитая сеть медицинских учреждений и отсутствие своевременно начатого лечения. Широкое применение данного подхода продемонстрировало высокий уровень восстановления пищевого статуса, снижения смертности и сокращения продолжительности стационарного лечения детей с тяжелой острой недостаточностью питания 5–7. Сочетание этих двух методов лечения позволяет в сложных случаях направлять детей из общин на лечение в медицинские центры для стабилизации с последующей выпиской для реабилитации по месту жительства после устранения осложнений 8,9.

Дети составляют 2,1 миллиона из 33 миллионов людей, живущих с ВИЧ/СПИДом во всем мире 10. ВИЧ-инфекция повышает распространение тяжелой острой недостаточности питания 11 и наоборот. ВИЧ может приводить к недостаточности питания в результате плохой усваиваемости пищи, повышенного использования нутриентов, вымывания питательных веществ из организма и других нарушений обмена веществ 12. По данным одного из недавних обзоров, более 30% детей с тяжелой формой недостаточности питания из стран Африки к югу от Сахары, которые поступили в стационарные медицинские учреждения для восстановления режима питания, были ВИЧ-инфицированными 2. Для ВИЧ-инфицированных детей с тяжелой формой острой недостаточности питания вероятность смертельного исхода была в три раза выше, чем у неинфицированных детей 2. У инфицированных детей наблюдались постоянная диарея, пневмония, обширные кожные инфекции и кандидоз полости рта, что приводило к более высокой смертности и более слабой ответной реакции на лечение 11, 13-16

Большинство таких ВИЧ-инфицированных детей не проходили антиретровирусную терапию (АРТ), а уровень клеток CD4 у них не оценивался 2. Ввиду отсутствия оценки уровня CD4 клиническая стадия ВИЧ-инфекции является основой для принятия решения о том, когда следует начинать антиретровирусную терапию 17. Большинство ВИЧ-инфицированных детей с тяжелой формой острой недостаточности питания нуждаются в антиретровирусной терапии, поскольку ВИЧ у них обычно присутствует в прогрессирующей стадии. Тем не менее, для таких детей характерен повышенный риск смертельного исхода и неэффективность антиретровирусной терапии из-за тяжелой недостаточности питания. ВИЧ-инфицированные дети могут достигать нормального соотношения веса и роста при условии получения надлежащего лечебного питания 18,19, хотя сроки излечения у инфицированных детей существенно дольше 2. Обеспечение антиретровирусной терапии для лечения вирусной инфекции в сочетании с надлежащим лечебным питанием позволяет снизить смертность среди детей с ВИЧ и тяжелой острой недостаточностью питания. Рекомендуется провести дальнейшие исследования для оценки влияния антиретровирусной терапии на восстановление пищевого статуса у ВИЧ-инфицированных детей с тяжелой формой острой недостаточности питания.


Библиография

1 WHO child growth standards and identification of severe acute malnutrition in infants and young children. A joint statement by WHO and UNICEF, 2009.

2 Fergusson P, Tomkins A. HIV prevalence and mortality among children undergoing treatment for severe acute malnutrition in sub-Saharan Africa: a systematic review and meta-analysis. Transactions of the Royal Society of Tropical Medicine and Hygiene, 2009, 103(6):541–8.

3 Management of severe acute malnutrition: manual for physicians and other health workers. Geneva, World Health Organization, 1999.

4 Briend A. Highly nutrient-dense spreads: a new approach to delivering multiple micronutrients to high-risk groups. British Journal of Nutrition, 2001, 85(Suppl. 2):S175–9.

5 Collins S. Treating severe acute malnutrition seriously. Archives of the Diseases of Childhood, 2007, 92(5):453–61.

6 Collins S, et al. Management of severe acute malnutrition in children. The Lancet, 2006, 368(9551):1992–2000.

7 Collins S, et al. Key issues in the success of community-based management of severe malnutrition. Food and Nutrition Bulletin, 2006, 27(Suppl. 3):S49–82.

8 Community-based management of severe acute malnutrition. A joint statement by WHO, WFP, SCN and UNICEF, 2007.

9 Prudhon C et al. WHO, UNICEF and SCN informal consultation on community-based management of severe malnutrition in children. Food and Nutrition Bulletin, 2006, 27(3) (supplement, SCN Nutrition Policy Paper No. 21).

10 UNAIDS report on the global AIDS epidemic. Geneva, UNAIDS, 2010.

11 Amadi B et al. Intestinal and systemic infection, HIV, and mortality in Zambian children with persistent diarrhea and malnutrition. Journal of Pediatric Gastroenterology and Nutrition, 2001, 32(5):550–4.

12 Semba R, Tang A. Micronutrients and the pathogenesis of human immunodeficiency virus infection. British Journal of Nutrition, 1999, 81(03):181–9.

13 Bachou H et al. Severe malnutrition with and without HIV-1 infection in hospitalised children in Kampala, Uganda: differences in clinical features, haematological findings and CD4+ cell counts. Nutrition Journal, 2006, 5:27.

14 Kessler L et al. The impact of the human immunodeficiency virus type 1 on the management of severe malnutrition in Malawi. Annals of Tropical Paediatrics, 2000, 20(1):50–6.

15 Bachou H et al. Risk factors in hospital deaths in severely malnourished children in Kampala, Uganda. BMC Pediatrics, 2006, 6:7.

16 Chinkhumba J et al. The impact of HIV on mortality during in-patient rehabilitation of severely malnourished children in Malawi. Transactions of the Royal Society of Tropical Medicine and Hygiene, 2008, 102(7):639–44.

17 Antiretroviral therapy for HIV infection in infants and children: towards universal access. Recommendations for a public health approach, 2010 revision. Geneva, World Health Organization, 2010.

18 Bahwere P et al. Uptake of HIV testing and outcomes within a community-based therapeutic care (CTC) programme to treat severe acute malnutrition in Malawi: a descriptive study. BMC Infectious Diseases, 2008, 8:106.

19 Fergusson P et al. Nutritional recovery in HIV-infected and HIV-uninfected children with severe acute malnutrition. Archives of the Diseases of Childhood, 2009, 94(7):512–6.

Отказ от ответственности

За мнения, изложенные в настоящем документе, несут ответственность только указанные выше авторы.

Заявления о конфликте интересов

Заявления о возможных конфликтах интересов были получены от всех указанных выше авторов, и никаких конфликтов интересов выявлено не было.

Отправить эту страницу