Соединенное Королевство: Джон и Стефани Култард

Джону Култарду 67 лет и он пишет о том, как он заботится о своей 61-летней жене Стефани, у которой болезнь Альцгеймера.

Осуществлять уход за больным болезнью Альцгеймера сродни путешествию. Вы знаете, что это будет долгое путешествие, но вы не знаете, насколько долгим. В отличие от большинства других путешествий условия становятся тем хуже, чем дольше оно длится, и хочется прервать путешествие и остаться в нынешнем состоянии, здесь и сейчас!

Постепенно происходят утраты.

  • Утрата способности вспоминать совместно прожитые сорок лет в супружестве, а также о том, как мы растили наших сына и дочь.
  • Утрата способности рассуждать, спорить, выражать мнение или принимать решение – прежде Стефани консультировала родственников умерших.
  • Утрата интимной близости – наш секс всегда был потрясающим и иногда удерживал нас на плаву, когда все остальное, казалось, "сыпалось". Сегодня этого больше нет.
  • Утрата навыков повседневной жизни. Стефани не может читать (она читала взапой) или писать (она не может надписать даже поздравительную открытку). У нее получается только поставить подпись.

Все это заключается в возможностях или их отсутствии. Интересная мысль – один перечень возрастает по мере того, как другой сокращается. Перечень того, что Стефани НЕ МОЖЕТ делать, является сегодня очень длинным и включает неспособность самостоятельно выйти на улицу, ориентироваться в собственном доме, понять значение времени, одеться или раздеться без посторонней помощи, заниматься домашней работой, пользоваться электроприборами, включая телевизор, видеопроигрыватель и проигрыватель компакт-дисков, понять, что такое деньги, совершать последовательные действия.

Что же входит в список того, что Стефани МОЖЕТ делать?

Она по-прежнему способна получать удовольствие от пищи, наслаждаться по много часов телепередачами и музыкой и все еще в состоянии осторожно ходить по лестнице. Самое главное, она по-прежнему способна улыбаться, не утратила чувство юмора и много смеется. Она ценит любовь и заботу со стороны членов семьи и получает удовольствие от общества и преданности ее друзей. Она охотно обнимается с теми, кто этого хочет, и сохраняет позитивный и жизнерадостный настрой, всегда пытаясь видеть в людях хорошее.

Это стресс. Осуществление ухода сопряжено с большим стрессом, и только те, кто имел такой личный опыт, поймут, насколько это тяжело.

  • Стресс, вызванный однообразием рутины.
  • Стресс, вызванный неудовлетворенностью, непредсказуемостью, одиночеством и страхом перед неизвестностью.
  • Стресс, вызванный необходимостью постоянно ДУМАТЬ НАПЕРЕД, делать приготовления, избегать проблем и заботиться о том, чтобы рулон туалетной бумаги всегда был на месте!
  • Стресс понимания того, что я должен быть в хорошей форме и ЭНЕРГИЧНЫМ ради Стефани и самого себя.

Итак, речь идет о выживании! Да, до сих пор я выдерживаю. Отчасти потому что местное Общество помощи больным болезнью Альцгеймера дважды в неделю забирает Стефани в свой дневной клуб. Это дает мне столь необходимое время для самого себя. В течение целого часа после ее отъезда я сижу в кресле и НИЧЕГО НЕ ДЕЛАЮ! Драгоценный час, когда я не должен ни о чем думать и ничего делать. Я выдерживаю, потому что несмотря на все ее проблемы, Стефани никогда не жалуется. Она полностью отдает себе отчет в том, что я делаю все возможное, заботясь о ней и оберегая ее. Вы помните? "В горе и в радости, в болезни и в здравии, пока смерть не разлучит нас". Наш обет, принятый в церкви 40 лет назад.

Отправить эту страницу