Дневник событий: действовать без промедлений в борьбе с Эболой

Стефан Хюгонет

Март 2015 г.

Д-р Стефан Хюгонет, руководитель группы Департамента глобального потенциала, предупреждения и ответных мер ВОЗ был одним из первых экспертов ВОЗ, направленных в Гвинею для расследования случаев заболевания Эболой, зарегистрированных в конце марта 2014 года. Этот врач, проработавший последние 20 лет в ВОЗ, организации «Врачи без границ» и других организациях, занимаясь вспышками болезней, начиная холерой, корью и желтой лихорадкой и заканчивая лихорадкой Ласса, Эболой и менингитом, столкнулся в Гвинее с очень необычной вспышкой.

Д-р Стефан Хюгонет помогает бороться сов спышкой Эболы в Гвинее.
ВОЗ/C. Taylor-Johnson

«Мы отслеживали информацию о небольшой серии необъясненных смертей в Гвинее. Некоторые думали, что это может быть лихорадка Ласса, однако характер передачи был очень похож на Эболу. По получении лабораторных результатов мы узнали, что в Западной Африке присутствует Эбола-Заир. Это был первый такой случай.

25 марта я энергично приступил к работе в Гвинее в составе группы, в которую входили специалисты по логистике, медицинский антрополог, вирусологи и специалисты по профилактике инфекционных болезней и борьбе с ними. Моя работа состояла в том, чтобы быстро оценить ситуацию в четырех пострадавших округах, повысить уровень эпиднадзора и оказать поддержку в развертывании мобильной лаборатории.

В день отъезда из Конакри в Гекеду был подтвержден первый случай заболевания в Конакри. Стало сразу очевидно, что эта вспышка не похожа на другие. От Конакри до Гекеду 1000 километров. Вспышки Эболы обычно весьма локализованы. Передача болезни между людьми быстро перекинулась из сельских районов в крупный город, что тоже необычно.

Вспышка стала приобретать многонациональный характер; случаи заболевания были подтверждены в Либерии и предположительно имели место в Сьерра-Леоне.

Управлять реагированием на вспышку становится труднее, когда она пересекает границы

Когда вы имеете дело с локализованной вспышкой в глуши, все поначалу является проблемой. Не хватает ресурсов и людей, чтобы справиться с работой. При пересечении вспышкой границ совладать с ней становится еще труднее, даже если зараженные лица принадлежат к одному племени и говорят на одном языке. Я был очень обеспокоен.

Мы быстро развернули мобильную лабораторию в Гекеду, чтобы разделаться с накопившимися образцами и новыми случаями заболевания, подлежащими тестированию. Думаю, что в начале наша максимальная производительность составляла 50 образцов в день, что сегодня кажется смехотворным. Через два дня мы стали тестировать образцы из эпицентра. Лаборатория была развернута успешно.

«Наш антрополог вел работу с министерством здравоохранения и другими учреждениями, убеждая их в важности проявлять сочувствие к семьям заразившихся людей и включать их в процесс погребения».

Стефан Хюгонет, ВОЗ

Мы также очень оперативно проделали социальную антропологическую работу, особенно по тематике безопасных погребений. К тому времени уже имели место протесты, иногда с применением насилия, в Гекеду и Масента. Общественное мнение относительно вспышки характеризовалось крайней нестабильностью. Ходили слухи, что Эболу завезли международные медработники.

Протесты с применением насилия затруднили нашу работу

Некоторые понимали лишь, что их близкие попали в лечебные центры и никогда оттуда не вернулись. Инфицированные лица отказывались от госпитализации, некоторые из них даже сбегали из больниц. Мы констатировали острую необходимость большего учета «человеческого фактора». Наши антропологи сотрудничали с министерством здравоохранения и другими субъектами, убеждая их в важности проявления сочувствия к семьям и их включения в процесс погребения.

Сотрудничество с организацией «Врачи без границ» (ВБГ) дало чрезвычайно положительные результаты в плане эпиднадзора, лабораторий, социальной мобилизации и антропологической работы. На тот момент ВБГ управляли лечебными центрами в Гекеду и Масента, однако центры в Киссидугу и Н’Зекоре еще не были созданы.

Одна из моих задач состояла в том, чтобы убедить высший эшелон национальных кадров в серьезности этой вспышки и добиться, чтобы они находились в Гекеду и возглавили ответные мероприятия. Это было крайне важно.

В процессе своей работы я видел, что Эбола в действительности не столь уж трансмиссивна. Проведение ряда мероприятий, даже если ни одно из них не осуществляется на 100% (изолирование, взаимодействие с местными сообществами, социальная мобилизация, подготовка медицинских учреждений), может быть достаточно, чтобы прервать передачу. Если вы можете выявить проблему и отреагировать на раннем этапе, как это было в ходе последующих вспышек в Мали, Нигерии и Сенегале, то с ситуацией можно совладать».