Дневник событий: молодые люди сообщают о случаях инфекции Эболой даже ночью

Амината Кобие

Амината Кобие является сотрудником странового бюро ВОЗ в Сьерра-Леоне и занимается вопросами укрепления здоровья. В мае 2014 года, когда в Сьерра-Леоне стали появляться первые случаи Эболы, Амината ездила по всей стране, проводя просветительскую работу среди работников здравоохранения и местных жителей в отношении этого вируса. По мере распространения вспышки по всей стране Амината по несколько месяцев подряд занималась просветительской работой среди своих сограждан и ездила в сопротивлявшиеся общины, где продолжалось появление случаев Эболы.

Работа в общинах во время вспышки Эболы в Сьерра-Леоне.
ВОЗ/W. Romeril

«Как сотрудник, занимающийся вопросами укрепления здоровья, я работаю по всем направлениям здравоохранения и в основном оказываю поддержку Министерству здравоохранения. Когда мы узнали о вспышке Эболы в Гвинее, мы незамедлительно приняли меры. Прежде всего мы встретились с представителями Министерства здравоохранения и партнерами для того, чтобы подготовить информационные материалы о том, как люди могут защититься от Эболы.

Нам приехал помочь коллега по укреплению здоровья из бюро ВОЗ в Уганде, поскольку ранее в Уганде уже был опыт борьбы с Эболой. Мы встречались с работниками здравоохранения и объясняли им, как распознать признаки и симптомы болезни, вызванной вирусом Эбола, и как можно предотвратить передачу инфекции. Мы им говорили, что необходимо проявлять осторожность со всеми, у кого есть признаки Эболы. Мы пользовались любой имеющейся возможностью, чтобы вести среди населения разъяснительную работу на тему болезни. Даже Всемирный день борьбы с малярией мы использовали как возможность рассказать общественности об Эболе.

Неверные представления и заблуждения в отношении Эболы

В отношении Эболы существовало много неверных представлений и заблуждений. Министерство здравоохранения проявляло заметное недоверие, особенно в начале. Проблема была в том, что специалисты министерства привыкли иметь дело с холерой, диареей, лихорадкой, но эти болезни не приводили к смертности в таких масштабах. Так что Эбола была незнакомой болезнью.

Если вернуться к самому началу вспышки, первым подтвержденным случаем болезни в Сьерра-Леоне стало заражение народной целительницы, которая постоянно ездила в Гвинею и обратно. По ту и другую сторону границы проживает одно и то же население. Оно не признает государственных границ. Целительница, лечившая людей, заболела сама и умерла. Местные жители не могли понять, что с ней случилось. А затем умер и ее муж. Среди местных жителей распространилось поверие, что он открыл некий тайный сосуд, из которого выползла змея, напугав его до смерти. Люди начали обвязывать руки веревками, чтобы отпугнуть злых змеиных духов и не умереть. Я привожу лишь один пример того, как люди в одной из общин пытались объяснить эту вспышку.

Один из примеров нашего успеха связан с тем, что мы приглашали людей из различных округов для общения со своими соплеменниками. Один из вождей, с которым мы работали, оказался особенно полезен и действительно помог на практике. Объясняя людям, что такое Эбола, он говорил притчами и использовал понятные им слова. Во многих африканских культурах, если ты не можешь дать объяснение тому или иному явлению, люди припишут его результатам воздействия магии или демонов. Мы много общались, посещали местные общины, проводили встречи и т.д. Людям было трудно понять, что же такое Эбола — болезнь, унесшая столько жизней.

Доверительные отношения с местным населением — ключ к успеху

BO3/W. Romeril

Однажды мы встретили беременную женщину, и я спросила ее, почему существует так много недоверия, почему существует такая глубокая пропасть. Она ответила: «Знаете, там, где лечат Эболу, существует много тайн. Ты приходишь в центр лечения Эболы, а все люди там в полностью закрытой одежде. Из-за того, что там происходит много тайных дел, нам трудно вам доверять».

Поэтому мы определили нескольких человек, имеющих влияние в общине, таких как вожди и некоторые работники здравоохранения. С их помощью мы выстраивали отношения с местными общинами и завоевывали их доверие. Нам очень помогло появление первых выживших пациентов. Мы работали с этими выжившими пациентами, проводили с ними интервью, организовывали радиопередачи с их участием, чтобы люди могли им задать свои вопросы и т.п. Все это действительно способствовало началу доверительных отношений.

Молодежь помогла изменить ситуацию

Когда я приехала в округ Моямба, у нас было очень много случаев заражения из различных селений. С некоторыми главными вождями работать было очень трудно. Они думали, что мы шутим. Другие вожди быстро поняли, что к чему, и проделали замечательную работу. В общине Моямба Джанкшен ключевую роль в проведении разъяснительной работы с населением сыграла местная молодежь. Молодые люди были решительно настроены на борьбу с Эболой, поскольку от этого зависели их средства к существованию. Моямба Джанкшен в значительной степени зависит от торговли запчастями для автомобилей, а с приходом Эболы рынки закрылись.

Моямба стал одним из округов с высоким числом случаев Эболы. Если молодые люди находили инфицированного человека, даже среди ночи, то они изолировали его, звонили нам и предоставляли полную информацию. Никто им за это не платил, просто они были на месте, готовые работать как волонтеры. Эта община пострадала в результате большого числа случаев смерти, но и число людей, выживших после Эболы, было там одним из самых высоких. Благодаря помощи со стороны молодежи, местные жители могли на ранних стадиях выявлять случаи инфекции и направлять больных в лечебные центры. В Моямбе лечебного центра не было, поэтому часть пациентов отправляли в Кайлагун, других — в Кенему — населенные пункты, расположенные на другом конце страны. Можете себе это представить?

«Я думаю, ответом на Эболу является предоставление общинам полномочий для действий. Поскольку что бы вы ни предпринимали, ответные меры всегда принимаются в общине».

Амината Кобие, ВОЗ, Сьерра-Леоне

Лучше один раз увидеть

Другой познавательной общиной была община Мотинег, где происходило множество тайных погребений. Мы пообщались с главным вождем, он поговорил с местными жителями, но они не признавались в организации каких-либо тайных погребений. Группа мобилизации общественности, включая меня, также встретилась с жителями того же поселка, и мы, наконец, убедили их признаться в том, что тайные захоронения проводились. Мы прошли по окрестностям, и нам показали некоторые места погребений в зарослях кустарника. Мы поняли, что погребений было действительно много, и люди были напуганы.

Тогда мы выбрали пять наиболее влиятельных в Мотинеге человек и привезли их в Моямбу. Мы им показали координационный центр по борьбе с Эболой, центры по лечению Эболы, центр пересылки пациентов, где оказывалась помощь до отправки пациентов в Кенему или Кайлагун. Они начали понимать, что мы не шутим. Они увидели множество людей, работающих в координационном центре, и были впечатлены. Мы дали им немного денег и сказали, что они могут воспользоваться ими, чтобы звонить нам. На следующий день мы начали получать звонки и регистрировать случаи инфекции.

Я думаю, предоставление общинам полномочий для действий является ответом на Эболу. Поскольку что бы вы ни предпринимали, ответные меры всегда осуществляются в общине. Одна община может отличаться от другой, поэтому нельзя везде применять одинаковый подход. Необходимо понимать динамику происходящего, находить тех, кто может оказать влияние на местное население, и работать с этими людьми. Мы должны дать им понять, что прекращение распространения Эболы зависит от нас».