Дневник событий борьбы с Эболой: помощь тем, кто крайне в ней нуждается

Ян Нортон, врач неотложной помощи

Октябрь 2015 г.

Ян Нортон является врачом неотложной помощи и прибыл в Западную Африку для того, чтобы помочь в привлечении и координации работы иностранных медицинских бригад по лечению людей с болезнью, вызванной вирусом Эбола. Под руководством Яна ВОЗ разработала реестр иностранных медицинских бригад во всем мире, способных быстро реагировать не только на Эболу, но и на другие чрезвычайные ситуации в области здравоохранения.

ВОЗ/R. Holden

«В прошлом я видел много крупных бедствий, таких как тайфун Хайян на Филиппинах, наводнения в Пакистане и другие вспышки болезней. Но здесь это было почти как в зоне военных действий. Реагирование на Эболу не могло функционировать из-за одного ключевого элемента — отсутствия возможностей для лечения. Эбола превысила бы возможности любой страны в мире, если бы поразила ее столицу и прошлась бы по улицам так, как она сделала это в Монровии, Конакри и Фритауне.

В Либерии мы обнаружили, что людям в Монровии было сказано привести своих близких для оказания помощи, чтобы у них был шанс выжить, и чтобы уменьшить риск передачи болезни другим членам семьи. Они обратились в одно или два медучреждения в городе, где им сказали, что мест нет, и они вернулись вместе с близкими домой.

Информация была противоречивой: они приводили своих близких, но больше идти им было некуда.

И это подрывало все наши меры борьбы. Люди так реагировали — все что они могли услышать по радио, это какой страшной и опасной была эта болезнь. Однако их друзья и родственники умирали рядом с ними, в некоторых случаях в тесных жилищах трущоб посреди перенаселенного города, затапливаемого каждый день сильными ливнями.

Немногие медицинские бригады знали, как лечить Эболу

Неправительственные организации и группы военных давно участвуют в реагировании на резкое наступление бедствий. Таким образом они реагировали десятилетиями, но возник вопрос: можем ли мы привлечь иностранные медицинские бригады для борьбы с Эболой? В прошлом они боролись со вспышками, но никогда в таких масштабах и никогда против Эболы.

В течение двух десятилетий единственной бригадой, которая могла эффективно бороться, особенно с Эболой, была организация «Врачи без границ». Однако они, как и мы, не могли делать это в одиночку.

Мы обратились к другим бригадам с призывом приехать. Совершенно обескураживающим было то, что мы в Монровии просили бригады приехать, а мир хранил молчание. Никто, я повторяю, никто не отвечал. Это было ужасно.

Затем надо было вернуться в министерство, позвонить министру здравоохранения в Сьерра-Леоне и сказать: «Я сожалею, но никто не хочет приезжать, никто не может приехать». Мне оставалось только ждать и спрашивать себя: «Что необходимо сделать, чтобы бригады приехали?»

Мы просили бригады, чтобы они были полностью самообеспеченными в отношении персонала, предметов снабжения, помещений и систем, поэтому я распределил их и спросил, чего здесь не хватает? Первым ответом было — помещений; они не знали, как строить отделения по лечению Эболы. Поэтому мы построили для них отделения по лечению или привлекли для строительства организации из Соединенного Королевства и США. Вторым ответом была подготовка. У них был персонал, но никто из этого персонала не имел подготовку. Поэтому мы организовали на месте учебный модуль.

Ян Нортон, врач неотложной помощи, ВОЗ
ВОЗ

Прыжок в неизвестность

Первой организацией, к которой мы конкретно обратились, была Международная федерация обществ Красного Креста и Красного Полумесяца. Международный медицинский корпус также прибыл рано вместе с небольшим числом других неправительственных организаций (НПО), у которых не было предыдущего опыта в отношении Эболы, но которые смело шагнули вперед.

Этим бригадам потребовалась невероятная смелось и сила духа, чтобы сделать такой прыжок в неизвестность. После того как мы организовали структуры, подготовку и цепь снабжения, они начали действовать и взяли на себя ответственность за отделение по лечению Эболы, хотя это не входило в сферу их обычных полномочий или опыта.

Постепенно, с помощью уговоров, разъяснительной работы с правительствами и самыми крупными донорами в мире, а также с правительственными бригадами и НПО мы получили невероятную ответную реакцию — число иностранных медицинских бригад достигло 58.

Наша роль в отношении иностранных медицинских бригад состояла в увеличении потенциала медицинских бригад в мире, способных не только прибыть и принять участие в преодолении вспышки болезни, имеющей значение для общественного здравоохранения, но и фактически оказывать помощь пациентам.

Реестр для будущих чрезвычайных ситуаций

Сейчас нам необходимо думать о том, чтобы не только вспоминать об Эболе, но и смотреть в будущее. Какие бригады могут помочь в случае ближневосточного респираторного синдрома, тяжелого острого респираторного синдрома или денге? Следовательно, нам необходим предварительный и окончательный реестр бригад во всем мире, которых можно отправлять за границу, в первую очередь, в соседние страны.

ВОЗ будет координировать такой реестр; то есть правительство пострадавшей страны сможет эффективно выбирать по своему усмотрению группу из бригад во всем мире. Некоторые являются хорошими для реагирования на бедствия с травмами, некоторые — для реагирования на чрезвычайные ситуации и вспышки в области общественного здравоохранения, некоторые имеют специальные навыки. Реестр также дает стране и населению уверенность в том, что бригады удовлетворяют минимальным стандартам.

Что мы узнали в результате этого? Сейчас мы имеем много организаций, имеющих опыт реагирования на вспышку болезни, в частности, Эболы. У нас есть много бригад, которые приобрели опыт реагирования и в большей степени способны реагировать на Эболу в будущем с меньшим страхом, имея лучшие меры профилактики и борьбы с инфекцией и с большим организационным потенциалом.

Удовлетворение вызывает тот факт, что сейчас реагированием на Эболу, помимо иностранных медицинских бригад, при материально-технической поддержке и денежной помощи занимаются национальные бригады».