Дневник событий: Эбола пересекла границу и распространилась в Сьерра-Леоне

Нгой Нсенга

В качестве координатора по чрезвычайным ситуациям для Западной Африки д-р Нгой Нсенга одним из первых был на месте чрезвычайной ситуации, в какой бы части региона она не происходила. После подтверждения случаев заболевания Эболой в Гвинее д-р Нсенга прибыл в Сьерра-Леоне для оказания помощи в оценке возможностей для реагирования на чрезвычайную ситуацию. Во время этой поездки были обнаружены первые признаки того, что Эбола пересекла границу. Будучи родом из Демократической Республики Конго, д-р Нсенга быстро понял, что несколько случаев в округе Кайлахун могут быстро стать серьезной чрезвычайной ситуацией здравоохранения.

Сотрудники ВОЗ и партнеры проводят информационную кампанию по профилактике Эболы, Фритаун, Сьерра Леоне
ВОЗ/Nyka Alexander

«Я думаю, в Сьерра-Леоне в марте 2014 года, когда началась вспышка в Гвинее, были некоторые предположения, но не было зафиксировано ни одного случая. Поэтому вначале люди действительно не обратили большого внимания на то, что происходило. В Сьерра-Леоне всегда была лихорадка Ласса, поэтому, когда человек заболевал, никто не предполагал Эболу. Люди так привыкли к лихорадке Ласса, что не ожидали ничего другого. Ситуация стала серьезной только после того, как первые случаи Эболы были зарегистрированы вблизи границы с Гвинеей. Только тогда на Эболу стали обращать внимание.

Следует признать, что система эпиднадзора также оказалась неэффективной из-за того, что в то время в Сьерра-Леоне немногие медицинские работники, включая работников эпиднадзора, были знакомы с методами выявления случаев Эболы. Никто практически не знал эту болезнь, особенно в связи с тем, что некоторые ее симптомы очень похожи на симптомы лихорадки Ласса и малярии.

Перейдя границу, вирус Эбола распространился из Гэкеду в Гвинее в Кайлахун в Сьерра-Леоне

Поскольку я был координатором ВОЗ по чрезвычайным ситуациям для Западной Африки, я был направлен в Сьерра-Леоне для оценки того, насколько хорошо страновое бюро ВОЗ было подготовлено к реагированию на любую вспышку или чрезвычайную ситуацию. Там я поехал в Кайлахун — первый район в Сьерра-Леоне, в котором был зарегистрирован подтвержденный случай Эболы. Я должен был сам убедиться в готовности района к реагированию на вспышку Эболы.

Прибыв на место, я был крайне поражен. На национальном уровне люди пытались организовать ответные меры, несмотря даже на ограниченность ресурсов. Но то, что я увидел на районном уровне меня очень удивило. Практически никто не занимался этим, кроме районного врача и нескольких сотрудников. Не было никого из учреждений на национальном уровне и практически никого из партнеров. Наблюдалось реальное отсутствие связей между национальным и районным уровнями.

Одним из немногочисленных партнеров в этом района был Тулейнский университет. Его сотрудники работали с лихорадкой Ласса в соседнем округе Кенема. Они сами начали работать с Эболой, и это все. Районы не получали никакой реальной поддержки.

Нгой Ценга, специалист ВОЗ по чрезвычайным ситуациям проводил оценку готовности к борьбе с Эболой в Сьерра Леоне.
ВОЗ/P. Desloovere

Сьерра-Леоне срочно необходима международная поддержка

Вернувшись в Фритаун, я отправил запрос с предложением направить больше сотрудников ВОЗ. Вместе с двумя моими коллегами мы пересмотрели организационную структуру странового бюро ВОЗ. Я понял, что, если мы не будем действовать быстро, ситуация выйдет из-под контроля. Будучи родом из Демократической Республики Конго, я очень хорошо знал, что такое Эбола, и как ее предотвратить. Одним из недостающих элементов было сильное руководство на национальном уровне — не было человека, который мог бы возглавить ответные действия. Кроме того, Сьерра-Леоне имеет мало людских ресурсов для здравоохранения, поэтому ей необходима международная поддержка извне. Маленькая группа людей не могла справиться самостоятельно.

Я призывал к тому, чтобы больше коллег из ВОЗ, будь то на техническом или административном уровне, приехали в Сьерра-Леоне, чтобы увидеть ситуацию своими глазами. Несмотря даже на то, что в моем докладе приводится много подробностей, вы не сможете реально представить себе, какой является ситуация на местах, не побывав там физически. Я хорошо помню, как в то время я просил прислать 6 эпидемиологов. Если сравнить эту цифру с сотнями эпидемиологов, работающих на местах в настоящее время — это капля в море.

Эта вспышка Эболы затронула меня лично

Другой причиной, почему нам необходимо было реагировать быстро, было то, что по ту сторону границы, в Гвинее, местное население начало проявлять сопротивление. Это общественное сопротивление уже перемещалось в направлении Сьерра-Леоне. Когда я был в Кайлахуне, врач больницы мне открыто сказал: «Члены общины угрожают нам. Они обвиняют нас в том, что мы занесли Эболу». В общине его даже стали называть «доктор Эбола», так как считалось, что он распространяет эту болезнь. Это было серьезной проблемой. Люди перестали обращаться в больницу даже с другими проблемами.

Если сравнить этот опыт с опытом других чрезвычайных ситуаций, в преодолении которых я участвовал, то этот был для меня гораздо более трудным, так как он затронул меня лично. Я очень хорошо знаю некоторых из медицинских работников, которые находились на передней линии реагирования на Эболу. В какой-то день вы обсуждаете с ними какие-то вопросы, и на следующий узнаете, что у врача или медсестры, с которыми вы говорили, развились симптомы Эболы, и потом, через несколько дней, что они умерли. Это очень грустно. Это не может не повлиять на вас эмоционально.

«Во время любой чрезвычайной ситуации, включая реагирование на вспышку, система здравоохранения должна быть готова к тому, чтобы справиться с ответными действиями. Если система здравоохранения слабая и не готова к реагированию, это серьезная опасность».

Нгой Нсенга, ВОЗ

Эбола преподала нам урок

Как сотрудники ВОЗ,мы узнали много из этой вспышки. Как я сказал одному из моих друзей, Эбола была жестоким учителем. Она подвергла нас серьезному испытанию, и сейчас нам предстоит изучить этот урок. Она преподала урок не только ВОЗ, но и всем, включая политиков.

Во время любой чрезвычайной ситуации, включая реагирование на вспышку, система здравоохранения должна быть готова к тому, чтобы справиться с ответными действиями. Если система здравоохранения слабая и не готова к реагированию, это серьезная опасность.

Второй урок заключается в том, что во время реагирования на чрезвычайную ситуацию нам необходимо работать вместе с местным населением. Под словом «нам» я подразумеваю всех партнеров, включая ВОЗ, НПО и правительство. Нам необходимо работать вместе с общинами. Нам необходимо основываться на доверии общины, даже до того, как произойдет чрезвычайная ситуация.

Мы это четко видели во время этой вспышки. Положить конец вспышке без общины невозможно. Мы должны выслушивать общины, понимать их проблемы и выстраивать отношения, основанные на доверии, вместо того, чтобы говорить, что надо сделать.

Нам необходимо также переосмыслить концепцию нашей системы эпиднадзора в контексте Африки. Анализ риска должен стать частью наших систем эпиднадзора. Очень важное значение имеют уязвимость и возможности, помимо основанного на «всех видах опасностей» подхода к управлению рисками бедствий для здравоохранения.

И наконец, нельзя забывать, что наши национальные коллеги в страновых бюро были там с самого начала эпидемии. Я искренне восхищаюсь ими. Не всем нашим коллегам повезло остаться в живых. Мы не должны забыть их усилия».