Дневник событий борьбы с Эболой: все должно работать даже в отчаянном положении

Д-р Олу Олушайо, технический координатор

Июль 2015 г.

Год назад, когда д-р Олу Олушайо (Olu Olushayo) прибыл в Сьерра-Леоне для координации действий ВОЗ в ответ на Эболу, он обнаружил не только вспышку, масштабы которой превосходили его самые худшие ожидания, но и тысячи проблем, которые требовали комплексных решений. Даже в тех случаях, когда средства были в наличии, в стране не хватало машин скорой помощи, коек для лечения Эболы, медсестер и других медицинских работников и невозможно было их получить так быстро, как это было необходимо. В этом репортаже он рассказывает о своей работе.

Д-р Олу Олушайо прибыл в Сьерра-Леоне для координации действий ВОЗ в ответ на Эболу
BO3/C. Black

Я прибыл в город Фритаун 2 августа в дождливый день без багажа, в одной футболке, которую носил не снимая следующие три дня. Я был включен в последний момент в состав одной из первых бригад для координации наших операций. Я думал, что у меня будет время для того, чтобы все организовать, но времени уже не было. Я должен был пойти прямо на совещание оперативного центра по борьбе с Эболой, которое длилось несколько часов, и решать многочисленные проблемы.

Масштабы вспышки реально увеличивались, что вызвало определенные страхи, даже в бюро, среди сотрудников и в оперативном центре по борьбе с Эболой. Мы получали много звонков из различных мест, трупы лежали прямо на улицах, нам необходимо было проверить это и т.д.

Итак, первые несколько дней были довольно хаотичными с огромным объемом работы, которую необходимо было проделать. Это означало, что мы работали в течение многих часов над тем, чтобы удостовериться в том, что мы обеспечили работу систем, наличие людей, которые могли делать это, наличие материалов, которые были нам необходимы. Нам необходимо было обеспечить, что операции на местах начали принимать форму, и все остальное, подобно этому.

Вспышка приняла масштабы, которые превзошли мои самые худшие ожидания

Эта вспышка была огромной. По моим самым худшим представлениям два–три года назад я бы никогда не подумал, что у нас произойдет такая огромная вспышка. Эти страны, особенно Сьерра-Леоне, впервые столкнулись с такой вспышкой. Поэтому не было знаний.

В этом состояло отличие от Уганды, где люди знали эту болезнь, и когда она происходила, они знали, что делать. Они понимали эту болезнь. В Сьерра-Леоне такое понимание отсутствовало, и это было еще одной крупной проблемой.

Объем необходимых материально-технических средств и объем необходимой работы были поистине огромными. И дело было не только в деньгах. У нас были деньги, но мы не могли получить достаточно машин скорой помощи так быстро, как нам было необходимо, мы не могли получить достаточно коек так быстро, как нам было необходимо, и мы не могли получить достаточно медсестер и медработников так быстро, как нам было необходимо.

Люди были напуганы

Другой крупной проблемой было количество партнеров. Для меня как координатора это было действительно очень серьезной задачей, так как я отвечал за их охрану и безопасность. Мне необходимо было обеспечивать, чтобы персонал на местах получал все необходимое как можно быстрее.

Д-р Олу Олушайо, технический координатор в Сьерра-Леоне
BO3/C. Black

Большинство людей, которые только приехали, действительно были так напуганы, что нам приходилось сидеть с ними, помогать им и поддерживать их. Никогда раньше они не сталкивались с такой чрезвычайной ситуацией, и они действительно были напуганы. Для меня это была довольно серьезная задача. Я должен был обеспечивать непрерывность операций ВОЗ, а также хорошее самочувствие новых сотрудников.

Работа с внешними партнерами также была трудной задачей. Партнеров было много и у каждого была своя программа работы. У них были свои собственные способы работы. Каждый раз они говорили: «ВОЗ должна сделать это для нас. ВОЗ должна рассмотреть это для нас и должна представить это нам». Это создавало много проблем и значительный стресс. Но в конце дня, благодаря также поддержке партнеров, я думал, что это было довольно легко.

Трудные дни

Через две недели после моего приезда в страну один из моих коллег — молодой эпидемиолог, великолепный парень, который стал моим другом, заразился. Это был первый случай инфицирования среди сотрудников ВОЗ и для нас первый случай медицинской эвакуации. Операция оказалась довольно трудной. Каждый день я разговаривал с ним, чтобы его успокоить. Я не спал три дня до тех пор пока не взлетел его самолет.

Второе, что меня потрясло, было следующее. В одно из воскресений во Фритауне я присоединился к похоронной бригаде, и мы ходили по городу, собирая трупы с 9 часов утра до 5 часов вечера. Мы грузили трупы в фургон и затем поехали на кладбище. Даже я, врач, никогда в моей жизни не видел столько трупов сразу. В какой-то момент я насчитал 40 трупов. Мы видели девочек-подростков, беременных женщин, 20-летнего мальчика и бабушку. Я подумал тогда, что мы должны сделать все возможное, чтобы победить эту вспышку.

Сделать так, чтобы это никогда не повторилось

Оглядываясь назад, я могу сказать, что мы не должны допустить, чтобы такое событие повторилось. Когда я говорю «мы», это не только ВОЗ, но каждый из нас. Это коллективная ответственность — чтобы весь мир, Сьерра-Леоне, Либерия, Гвинея, все люди не допустили повторения этого.

Мы много узнали об этой болезни. Нам необходимо узнать еще много, но то, что мы уже узнали, я думаю, означает, что в следующий раз или до следующего раза мы сможем создать прочную систему, которая не позволит вспышке Эбола стать такой крупной катастрофой. Я думаю, в следующий раз нужно по-другому использовать полученные уроки. Я считаю, что ВОЗ играет важную роль в этом.