Дневник событий: восстановить доверие людей в ходе борьбы с эпидемией Эболы

Кристиана Салви

Март 2015 г.

Кристиана Салви, специалист по коммуникациям в Европейском региональном бюро ВОЗ, была направлена в Гвинею в конце апреля – начале мая 2014 года для поддержки социальной мобилизации реагирования на Эболу. Социальная мобилизация включает работу с общинами для обеспечения их согласия на раннее выявление людей с заболеванием, раннего лечения и идентификации, а также прослеживания всех людей, имевших контакты с людьми с подтвержденной болезнью, вызванной вирусом Эбола.
Кристиана была одной из первых из бюро ВОЗ, помимо штаб-квартиры и Африканского бюро, кто оказал поддержку в реагировании на месте, за которой последовали многие сотрудники и широкой системы ВОЗ. Она совершила поездку в Гекеду, где общины начали прятать больных людей, стали бояться лечебных центров, верили слухам о том, что бригады реагирования на Эболу были созданы для губительных целей. С этим ей пришлось столкнуться.

Проведение социального мероприятия в Доме молодежи в Гекеду вместе с Министром здравоохранения и представителем ВОЗ, посетившими пораженные районы Гвинеи.
ВОЗ/Cristiana Salvi

«Мы летели на маленьком самолете и прибыли в полную глухомань. Взлетно-посадочная полоса и больше ничего — большое пространство с редкими деревьями, покрытое саванной и небольшими строениями. Это был «аэропорт».

Затем два часа езды в Гекеду по действительно трудной дороге. Прибыв на место, мы сразу же приступили к работе и встретились с начальником медицинского отделения д-ром Пепе Биливоги (Pépé Bilivogui). Он был местным руководителем ответных мер и одним из самых лучших людей, с кем мне довелось работать. Эбола была совершенно новой для него, так же, как и для всех остальных. Эта болезнь захватила врасплох не только население и медицинских работников, но и правительственных чиновников, отвечавших за реагирование. По его словам, они полностью полагались на консультации и помощь ВОЗ.

Я входила в состав бригады по социальной мобилизации и коммуникациям, которая оказывала поддержку местному органу здравоохранения. Бригада была многочисленная, имела эффективные методы работы, была очень практичной и конкретной, и никто не навязывал свое мнение другим. Члены бригады были, в основном, из ВОЗ, организации «Plan Guinea», ЮНИСЕФ, Красного Креста», организации «Espoir Guinea», организации «Врачи без границ», и все вместе оказывали поддержку правительству Гвинеи. Мы встречались каждое утро, у каждого было четкое представление о том, что делать, мы обменивались информацией друг с другом, и мы действительно эффективно работали вместе. За короткое время мы сделали так много.

Преодоление сопротивления с помощью тех, кому люди доверяют

Главное, что нам необходимо было сделать — это изменить информационные сообщения: те, которые использовались, были слишком общими. Большинство из них были взяты из вспышек, произошедших в других странах, таких как Демократическая Республика Конго (ДРК), и эти материалы не учитывали конкретные местные обстоятельства. В тот момент нам необходимо было определить поведенческие препятствия и правильную целевую аудиторию, а также субъективные мнения, создававшие эти препятствия.

Кристиана Салви разговаривает с местными жителями, Гекеду, Гвинея.
ВОЗ/Kamal Ait-Ikhlef

Мы обнаружили, что крупными проблемами были сопротивление сотрудничеству с бригадами, занимающимися реагированием на вспышку, стигматизация, уязвимость женщин и циркулировавшие опасные слухи. Одним из наиболее важных факторов для изменения этого было участие уважаемых людей в преодолении сопротивления. Сопротивление населения бригадам реагирования было реальной проблемой.

Основная идея заключалась в том, чтобы привлечь уважаемых людей, которые были частью общины и пользовались большим уважением и доверием, и которые могли «открыть двери» в общину для бригад по реагированию. У нас была одна такая уважаемая женщина — ей было 60 лет, но каждое утро она садилась на мотоцикл и объезжала много деревень, которые проявляли сопротивление. Она говорила с местными жителями на языке, который был им понятен. Я имею ввиду не только разговорный язык, но и язык традиций, культуры и братской поддержки. Она говорила с ними в течение многих часов, и это действительно привело к значительным изменениям. До ее прихода и прихода других уважаемых людей наблюдалось сильное сопротивление из-за всех этих прибывших групп иностранных специалистов, вызывавших подозрения.

Одной из главных проблем было то, что люди не приходили в центры лечения. Они скрывали свою болезнь, так как считали, что на них не обратят внимания, что их не покормят, что они умрут, и что после их смерти из их тел изымут органы и кровь. Поэтому нам необходимо было убедить их, что это не так.

Нам необходимо было также сказать им, что, чем быстрее они придут в лечебный центр, тем быстрее они получат помощь. В начале вспышки необходимо было предупредить население об этой новой и опасной болезни, поэтому акцент был сделан на ее тяжести и смертельном исходе.

Это обернулось против нас же, так как люди начали думать, что выживших от Эболы нет, поэтому они предпочитали умереть дома. Поэтому мы сделали три вещи. Во-первых, мы привлекли выживших, так они были свидетелями того, что это неправда. Мы просили их объяснять, что они получали питание и лечение, и что им стало лучше.

«Идея заключалась в том, чтобы привлечь уважаемых людей, которые были частью общины и пользовались большим уважением и доверием и которые могли «открыть двери» в общину для бригад по реагированию».

Кристиана Салви, ВОЗ

Оказание поддержки семьям больных Эболой

Мы также настаивали на том, что семьям необходимо дать стимулы. Мы рекомендовали, чтобы всем семьям, члены которых находятся в отделении неотложной помощи, предоставлялся телефон, чтобы они были в контакте, и чтобы пациенты могли сказать родственникам, что они получают лечение и питание. Мы также предложили предоставить членам семьи бесплатный проезд на такси, чтобы они могли посещать человека, находящегося в лечебном центре.

И наконец, мы коренным образом изменили главную идею наших информационных сообщений, чтобы громко заявить о том, что после Эболы можно выжить.

Мы поняли, что в этом районе 2 из 3 случаев были женщины, поэтому я организовала тематическую группу, чтобы реально понять, что за этим стоит. Например, несмотря на то, что нам было известно, что женщины ухаживают за больными людьми, мы не знали, что это является обязательным. Иногда они не очень хотели, но были обязаны делать это. По традиции это было их обязанностью, хотели они этого или нет. Мужчины решали, какие действия предпринимать, но именно женщины обязаны были ухаживать за больными и подготавливать умершего к похоронам.

От людей, с которыми мы говорили, мы узнали, какими являются их проблемы, их потребности и заботы. И действовали в соответствии с этим. Когда министр здравоохранения запланировал посетить этот район, мы попросили его поддержать оказание помощи семьям больных Эболой — предоставить телефоны, поездки на такси и продовольствие для семей, кормильцы которых были госпитализированы. Все эти виды помощи были объявлены во время поездки министра и были предоставлены семьям.

Провинция Гекеду стала первым районом в Гвинее, освобожденным от Эболы. Кристиана вернулась в Гвинею позднее во время вспышки, на этот раз в столицу Конакри, чтобы здесь применить свой полученный на местах опыт. В Нижней Гвинее, куда переместилась вспышка, был применен более широкий вариант использования уважаемых людей — «наблюдательные комитеты», состоящие из группы людей, прибывших из общины и работавших для общины. Идея была той же: преодолеть сопротивление с помощью тех, кому люди доверяют.