Дневник событий: Разработка способов для понимания вспышки Эболы

Микико Сенга

Апрель 2015 г.

Микико Сенга (Mikiko Senga), эпидемиолог ВОЗ, специализирующийся на новых болезнях, в начале июня 2014 года была направлена в город Кенема, Сьерра-Леоне, для сбора данных о вспышке Эболы. Там она попыталась осмыслить информацию, поступающую различными путями из листков бумаги, образцов крови и больничных записей, и быстро поняла, что она столкнулась со вспышкой, которая скоро разразится. Она обратилась за помощью, и вместе с коллегами, которые прибыли, чтобы поддержать ее, приступила к разработке способов документирования и понимания масштабов и характера вспышки Эбола, стремительно охватившей весь округ. Вот ее рассказ.

Микико Сенга, эпидемиолог ВОЗ
ВОЗ

Через несколько дней после моего приезда в Кенему мы столкнулись с первыми тремя случаями инфекции у медработников больницы. В то время вспышка была сконцентрирована в соседнем округе Кайлахун, поэтому в Кинему из него прибывало много пациентов. Но когда вы сталкиваетесь со случаями заболевания в больнице, причем среди медработников, которые не работали в центре лечения Эболы, вы понимаете, что происходит что-то необычное. Мы не знали, как они заразились, так как цепочка передачи не была установлена. Позднее мы вычислили, что один из трех медработников был водителем машины скорой помощи и принимал участие в похоронах и связанных с ними мероприятиях.

Призыв к помощи

Изучив данные и осмыслив то, что могло происходить в общинах, я позвала на помощь. Я уведомила страновое бюро и предупредила коллег в штаб-квартире в Женеве. В Кайлахуне также находилась наша бригада, но она была далеко, и у нее было мало ресурсов. Спустя менее недели после моего призыва к помощи через Глобальную сеть предупреждений о вспышках и ответных мер (GOARN), которая отреагировала очень быстро, в Кенему был направлен Крис Лэйн (Chris Lane), опытный эпидемиолог Департамента здравоохранения Англии. Крис ранее работал со вспышками Эболы в Гулу, Уганда, и точно знал, что необходимо делать в отношении расследования и прослеживания контактов.

ВОЗ также командировала д-ра Дэвида Бретт-Мэйджер (David Brett-Major) для содействия в оказании помощи растущему количеству пациентов с Эболой в центре лечения этой болезни. Группа из Тулейнского университета и специалист по лабораторным исследованиям из компании «Metabiota» уже находились в этом районе, так как они в течение многих лет проводили там исследования лихорадки Ласса. Тот факт, что они уже были на месте, сильно помог нам, особенно в связи с тем, что их знали местные общины. Это сильно облегчило наши расследования случаев болезни и прослеживание контактов.

Необходимо больше информации, чем просто имя пациента

Одной из серьезных проблем, с которыми я столкнулась, было отсутствие стандартных форм для сбора информации. Количество случаев возрастало, а у нас не было надлежащих форм для регистрации тех данных, которые были нам необходимы. У нас был только листок бумаги с именем пациента и больше ничего. У нас не было хорошего механизма для эпиднадзора.

«Решением проблемы данных, особенно с точки зрения эпиднадзора, была разработка и применение стандартной формы расследования случая болезни. Ведение данных в начале было кошмаром, так как данные поступали в самых разнообразных видах».

Микико Сенга, ВОЗ, Сьерра-Леоне

В идеале, вы разрабатываете форму для сбора данных и заранее знаете, какие переменные вы хотите зарегистрировать. Кто бы ни заполнял эту форму — будь то человек, расследующий случай, или специалист по эпиднадзору — ему необходимо заполнить всю форму. Но это не происходило отчасти из-за огромного числа случаев, так как, помимо того, что у нас не было хороших форм, чтобы начать работу, нам приходилось проводить обучение и проверять тщательность работы. В идеале, вы получите информацию, которую мы называем идентификаторами пациентов: кто они и откуда прибыли, так что вы можете вернуться и проследить их контакты, если они считаются подозрительными случаями. Правильная идентификация является чрезвычайно важной, так как вы хотите узнать, имел ли фактически пациент симптомы, отвечающие определению случая.

И наконец, вам необходимо узнать все другие возможные случаи воздействия и факторы риска, чтобы вы могли вернуться и ретроспективно исследовать отдельных людей, которые могли иметь контакт с вирусом Эбола. Однако часто у нас не было ничего из этого, было только имя пациента. Кроме того, к этому листку бумаги должен быть приложен образец крови, не так ли? Иногда у нас был образец крови без указания, у кого он был взят. Или же у нас был листок бумаги, но к нему не был приложен образец крови. Если вы не можете совместить оба, возникнет ошибка регистрации. Отсутствие ключевой информации оказывало сильное влияние на последующие ответные действия, в том числе и на нашу способность надлежащим образом прослеживать контакты.

Решение проблемы данных

Решением проблемы данных, особенно с точки зрения эпиднадзора, была разработка и применение стандартной формы расследования случая болезни. Ведение данных в начале было кошмаром, так как данные поступали в самых разнообразных видах. Кроме того, мы разработали также форму прослеживания контактов, которая продолжает использоваться в Сьерра-Леоне. Если лица, прослеживающие контакты, не знают, какие симптомы им необходимо искать, то вы не можете реально прослеживать контакты. Поэтому мы сделали одно усовершенствование. Я присутствовала при разработке стандартных методов сбора данных. Обновление ежедневных отчетов о ситуации в Сьерра-Леоне осуществлялось вручную, но я автоматизировала эту процедуру с помощью таблицы формата Excel.

Следовало ли мне действовать иначе? Думаю, мне следовало кричать больше. Кричать громче, просить больше помощи. В какой-то момент мы узнали, что несколько случаев произошли во Фритауне. Их привезли в Кенему, так как в то время во Фритауне не было центра лечения Эболы и никаких возможностей для лечения случаев Эболы. Существовали сильные опасения, что возникнут случаи в столице, и это вызывало тревогу. У нас были пять случаев, прибывших из Фритауна, и ни один не имел четких связей с другими, только относительно. Если такое происходит в столице, вам действительно необходимо кричать о помощи. Но один человек может только кричать о помощи и надеяться быть услышанным.