Дневник событий: один день работы в борьбе с эпидемией Эболы

Хосе Ровира-Вилаплана

Maрт 2015 г.

Специалист по логистике с 25-летним стажем, Хосе Ровира-Вилаплана (Jose Rovira-Vilaplana) оказывал поддержку во время разных вспышек болезней и ответных мер на чрезвычайные ситуации — от вспышек геморрагической лихорадки Марбург и вируса Эболы до мероприятий до и во время пандемии гриппа H1N1. Он входил в состав первой бригады ВОЗ по реагированию, прибывшей в Гвинею в марте 2014 года, когда там был обнаружен заирский эболавирус. Работа логистика заключается в обеспечении всего необходимого на месте для реагирования на эпидемию. Их работа требует разнообразных навыков — от контроля строительства лечебных центров до взятия проб с трупов для лабораторного анализа и до организации поддержки необходимой деятельности по борьбе со вспышкой.

Хосе Ровира-Вилаплана, специалист по логистике, принимает 2,6 тонны ИСЗ для борьбы с Эболой в Конакри.
ВОЗ/T. Jasarevic

«Вместе с членами Консорциума мобильных лабораторий Европейского союза и несколькими коллегами из ВОЗ я был одним из первых участников реагирования, прибывших в Конакри. Бригада ВОЗ по реагированию на вспышку была одной из первых групп, прибывших в Конакри, и первой создавшей изолятор в больнице в Кипе — современной больнице, в которой лечились больные, завезшие Эболу в Конакри из Гекеду через Масенту.

Мы действовали быстро. Вместе с клинической бригадой ВОЗ мы встретились с группой людей, у которых предполагалась болезнь, вызванная вирусом Эболы. Мы опросили их, чтобы узнать, как они вступили в контакт с первым случаем Эболы в Конакри. В состав этих людей входил руководитель отделения онкологии, а также хирург, медсестры и анестезист, работавшие с первым случаем. Три из этих пяти человек впоследствии умерли от Эболы.

Тем временем, в течение двух дней после нашего прибытия лабораторная бригада Европейского союза уже начала свою работу в Гекеду над созданием лаборатории, которая могла бы проводить диагностику на месте, сокращая тем самым потребность в аэротранспортировке лабораторных проб.

Никто не хотел принимать больных Эболой

Частью моей работы было определение мест для создания изоляторов и центров лечения для этих пораженных медицинских работников и других возможных больных Эболой. Никто не хотел принимать больных Эболой. Все боялись Эболы. Некоторые даже предложили, чтобы мы создали центр по лечению Эболы на свалке в 20 километрах от Конакри.

В конечном итоге мы смогли восстановить заброшенный центр лечения холеры в больнице Донка (национальной референс-больнице) и превратить его в центр лечения Эболы. Восстанавливать надо было все, даже устанавливать электроснабжение. Инфицированный медперсонал тотчас же был переведен из больницы в Кипе в Донку, и по мере развития вспышки принимались другие больные Эболой.

Работа без остановки

Однако крайне ограниченные ресурсы и боязнь распространения вспышки заставили ВОЗ и партнеров создать еще один центр лечения в больнице Донка, рядом с существующим. Затем мы должны были провести дезинфекцию больницы в Кипе. Работа велась безостановочно. Помимо нашей обычной работы, нам приходилось ежедневно посещать оба учреждения — больницу в Кипе и два центра лечения в больнице в Донке. Мы были вынуждены постоянно совершать поездки между этими двумя больницами.

Помимо этой работы, необходимо было принять много мер для создания систем реагирования.

  • Библиотека в страновом бюро ВОЗ была преобразована в оперативный центр ВОЗ по борьбе с Эболой.
  • В Министерстве здравоохранения был создан оперативный зал, работавший как телефонный центр по Эболе для обработки звонков от людей, которые были больными, нуждались в транспорте для больных или хотели сообщить о возможных случаях заболевания Эболой.
  • Мы работали над созданием более эффективных средств для транспортировки материалов и респондентов между Конакри и Гекеду, оказанием поддержки национальным лабораториям и над оценкой безопасности существующих методов захоронения, а также мер борьбы с инфекцией и ее контроля.

«В дополнение к предоставлению ИСЗ для предпринимаемых ответных мер в Гвинее мы заранее разместили в Либерии и Сьерра-Леоне ИСЗ из чрезвычайных запасов ВОЗ в Дубае. Мы предполагали возможность вспышек в этом районе и осознавали их значение».

Хосе Ровира-Вилаплана, ВОЗ

Во время любой вспышки неотложность ситуации означает, что жизненно важное значение имеет быстрое определение правильных шагов и убеждение ключевых лиц в том, что эти подходы предпринимаются в интересах всех людей. Это трудная задача.

К тому времени вспышка в Конакри уже началась, и ВОЗ смогла незамедлительно направить эти ИСЗ в больницу в Кипе, а также в референс-лабораторию больницы в Донке и в национальные центральные хранилища. К концу марта, помимо предоставления ИСЗ для предпринимаемых ответных мер в Гвинее, мы располагали запасами ИСЗ в Либерии и Сьерра-Леоне из чрезвычайного хранилища ВОЗ в Дубае. Мы уже предполагали возможность возникновения здесь вспышки и осознавали ее значение.

Решение всех этих задач является работой всего лишь одного дня в постоянно меняющихся условиях функционирования специалистов по логистике для организации чрезвычайных ответных мер.