Центр СМИ

Письмо Всемирной организации здравоохранения редакторской коллегии BMJ

Заявление
8 июня 2010 г.

Ниже следует текст письма, отправленного д-ром Маргарет Чен, Генеральным директором Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), редакторской коллегии BMJ (Британский медицинский журнал) в связи с их статьей о конфликте интересов в ВОЗ.

Редакторской коллегии,

В редакционной статье, сопровождающей аналитическую статью о конфликте интересов в ВОЗ, автор отмечает, что к текущему критическому рассмотрению решений ВОЗ "почти что без всякого сомнения" привела умеренность пандемии H1N1 по сравнению с тяжестью, которую так долго ожидали от вируса, подобного H5N1. Далее в редакционной статье говорится, что исходя из этой реальности будет совершенно обоснованным задать трудные вопросы.

Мы полностью согласны. Хорошие журналистские расследования способствуют привлечению пристального внимания к проблемам и их потенциальным последствиям, а также к необходимости принятия исправительных мер. Потенциальные конфликты интересов свойственны любым отношениям между организацией, занимающейся нормативной деятельностью и развитием здравоохранения, такой как ВОЗ, и промышленностью, преследующей цели извлечения прибыли. ВОЗ необходимо установить более строгие правила взаимоотношений с промышленностью и обеспечить их соблюдение, чем мы и занимаемся. Однако позвольте мне совершенно четко выразить одну мысль. При принятии решений я никогда, ни на одну секунду, не руководствовалась коммерческими интересами.

Я не согласна с тем предположением, что ВОЗ просто откажется отвечать на эти трудные вопросы, ссылаясь на то, что они необоснованны. В январе 2010 года я предложила использовать Комитет по обзору, независимый механизм в рамках Международных медико-санитарных правил, для оценки результатов деятельности ВОЗ во время пандемии гриппа. Эта рекомендация была принята членами Исполкома ВОЗ, и 12 апреля 2010 года Комитет приступил к работе. Комитет согласился рассмотреть критику, направленную в настоящее время против ВОЗ, в качестве составной части своей оценки. Я публично выразила свое желание увидеть критическую, независимую и прозрачную оценку результатов деятельности ВОЗ.

Необходимо также затронуть подразумеваемое положение о том, что ВОЗ спровоцировала появление необоснованных страхов. Документы свидетельствуют об обратном, что не может быть истолковано иначе. 11 июня 2009 года, объявляя о начале пандемии, я привлекла внимание к тому факту, что число случаев смерти в мире было небольшим, и четко заявила, что мы не ожидаем внезапного и резкого роста числа тяжелых или смертельных инфекций. В каждой оценке пандемии ВОЗ последовательно напоминала общественности о том, что подавляющее большинство пациентов испытывает легкие симптомы и быстро и полностью выздоравливает даже при отсутствии медикаментозного лечения.

Что касается членов Комитета по чрезвычайной ситуации, консультирующих ВОЗ по вопросам пандемии, включая изменение фаз, то их имена будут названы после того, как Комитет завершит свою работу, как это всегда планировалось. Наше решение не обнародовать их имена было мотивировано желанием оградить экспертов от коммерческого и иного влияния. Сами члены приветствовали это решение в качестве защитной меры, а не рассматривали его как попытку держать их обсуждения и решения в секрете. Документы всех совещаний Комитета по чрезвычайной ситуации сохранены. Они и все другие документы, имеющие отношение к решениям и действиям ВОЗ, связанным с пандемией, переданы в распоряжение Комитета по обзору.

Несомненно, что аналитическая и редакционная статьи BMJ произведут на многих читателей такое впечатление, что на решение ВОЗ об объявлении пандемии, по меньшей мере частично, оказало влияние желание способствовать росту прибылей фармацевтической промышленности. Однако по сути, решения о повышении уровня предупреждения о пандемии основывались на четко определенных вирусологических и эпидемиологических критериях. Не принять во внимание эти критерии сложно, независимо от мотивов.

Обвинения ВОЗ в том, что она изменила свое определение пандемии с тем, чтобы оно соответствовало менее тяжелому характеру события (и, тем самым, обеспечило преимущества для промышленности), голословны. Нынешний план обеспечения готовности к пандемии, включающий определения фаз, был окончательно доработан в феврале 2009 года после двухлетних консультаций. Новый штамм H1N1 еще не появился на горизонте и не упоминался в этом документе.

Все документы о событиях, приведших к публикации плана 2009 года, и их хронология переданы в распоряжение Комитета по обзору. Если этот Комитет решит, что нынешнее определение пандемии и фаз, которое привело к ее объявлению, необходимо сделать более четким или пересмотреть каким-то иным образом, мы будем приветствовать эту рекомендацию и воплотим ее в действие.

Д-р Маргарет Чен
Генеральный директор
Всемирная организация здравоохранения

За дополнительной информацией, пожалуйста, обращайтесь:

Christy Feig
Директор Департамента по коммуникации
ВОЗ, Женева
Teл.: +41 79 251 70 55
Эл. почта: feigc@who.int

Gregory Hartl,
Представитель по H1N1
ВОЗ, Женева
Teл.: +41 79 203 6715
Эл. почта: hartlg@who.int

Телефонная линия для СМИ по вопросам H1N1:
Teл.: +41 22 791 5000
Эл. почта: flumedia@who.int

Отправить эту страницу