Туберкулез (ТБ)

Предисловие автора

В темной хижине в одном из отдаленных горных районов Лесото священник в накидке леопардовой окраски, сидя на стуле, похожем на трон, вел службу для своих прихожан в гармонии, которая наполняла эту комнату.

Джон Доннеллии "Воздушно-капельная инфекция"

Пот капал с кончика его носа, а неподвижный воздух был таким жарким, что мои щеки горели. Мне хотелось выскользнуть на свежий воздух – туда, где, наверное, дует ветерок; но я неподвижно стоял, почти что прикованный к месту тем, что слышал и видел.

Матсепе Ленкое, больная МЛУ-ТБ, сидит с закрытыми глазами на религиозной службе в Секхутлонге, Лесото
ВОЗ/Dominic Chavez
Матсепе Ленкое, больная МЛУ-ТБ, сидит с закрытыми глазами на религиозной службе в Секхутлонге, Лесото

Затем я увидел женщину у стены.

Она сидела отдельно от 20 человек, тесно сбившихся на грязном полу. Я встретил ее накануне. Ее звали Матсепе Ленкое. Меня удивило, что весь прошлый год она жила далеко отсюда, в столице Масеру, где проходила курс лечения от туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ-ТБ). Увидев ее, я подумал о том, что эта хижина может быть идеальным местом для заражения МЛУ-ТБ – в том случае, если инфицированный человек закашляет, каждый из нас может вдохнуть бактерию в течение того времени, пока мы слушаем священника.

Я остался в хижине. Это было началом моей поездки по миру, во время которой я хотел получить информацию о глобальных ответных мерах на МЛУ-ТБ; и здесь, вдали от какого-либо города или дороги, в обнищавшей стране, я извлек свой первый урок, в то время как пот струился по моей спине. Правительство Лесото защитило меня и всех других людей, находящихся в то утро в Иерусалимской церкви Африки. Мы были в безопасности благодаря тому, что по решению Правительства к лечению МЛУ-ТБ стали подходить как к чрезвычайной ситуации; и тому, что очень быстро была создана всесторонняя программа, предназначенная для предотвращения распространения ТБ и лечения людей, инфицированных лекарственно устойчивыми штаммами. Благодаря такой политической приверженности Ленкое не просто осталась жива – она более не была заразна.

Это было замечательно. И все же я подумал: ей повезло?

Несомненно.

По оценкам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), всего лишь 10% из примерно 500 000 человек, ежегодно заражающихся МЛУ-ТБ, получают лечение. И только 3% из этого полумиллиона получают лекарства, закупаемые через Комитет зеленого света, инициативу ВОЗ и Партнерства "Остановить ТБ", который помогает странам в получении доступа к лекарствам гарантированного качества, необходимым для лечения МЛУ-ТБ.

Это лишь самое начало глобальных ответных мер на лечение лекарственно устойчивого ТБ. За последнее десятилетие или чуть больше многие страны достигли успехов в борьбе против ТБ. И сейчас они должны на основе этих успехов вести борьбу с более опасной угрозой со стороны штаммов лекарственно-устойчивого ТБ, который нельзя излечить с помощью широко используемых лекарственных препаратов.

Эксперты Департамента ВОЗ "Остановить ТБ" и Партнерства "Остановить ТБ" предупреждают, что, если сейчас страны не примут меры по борьбе против МЛУ-ТБ, мир столкнется с передаваемой воздушно-капельным путем инфекцией, которая будет становиться все более неизлечимой и все более глобальной. Она не остановится ни на одной границе и инфицирует гораздо больше людей. Ранние признаки наблюдаются уже сейчас. В начале 2007 года. о случаях заболевания ТБ с широкой лекарственной устойчивостью (ШЛУ-ТБ) сообщали 20 стран; в конце 2008 года их число возросло до 55, отчасти из-за того, что страны начали выявлять случаи заболевания.

За два месяца моей командировки я все время вспоминал похожие поездки, которые я предпринял по Африке к югу от Сахары в 2003 году. Тогда лишь немногие страны, которым посчастливилось иметь руководителей, признающих нависающую угрозу катастрофы со СПИДом, стали задумываться о том, как лечить пациентов со СПИДом. В 2009 году в отношении МЛУ-ТБ сложилась во многом схожая ситуация, заставляющая осознать как саму угрозу, так и модели, с помощью которых можно бороться против него даже в самых сложных условиях.

Было так увлекательно наблюдать за тем, как лица, взявшиеся за проблему МЛУ-ТБ, составляли планы и затем ежедневно их переделывали. Нигде не принимались одинаковые меры, каждый адаптировал модели к своей эпидемии, своей системе здравоохранения и своей истории.

Казахстан, обеспокоенный в отношении людей, не выходящих из помещений и распространяющих инфекцию за время длинных суровых зим, значительно увеличил количество больничных коек для пациентов и приступил к созданию систем инфекционного контроля в больницах для защиты работников здравоохранения. В Лесото проводилась подготовка сотен работников здравоохранения на уровне местных сообществ (которые получали небольшую заработную плату) для мониторинга пациентов в отдаленных районах. А в Филиппинах лечение пациентов проводилось на открытом воздухе, в центрах, куда можно всегда обратиться за помощью. Там пациентов не удерживали в больницах и разрешали им возвращаться домой.

Модель, принятая в Филиппинах, фактически показала неожиданное преимущество, которое я редко видел, если и видел вообще, в течение почти что двух десятилетий, на протяжении которых я освещаю проблемы глобального здравоохранения, – это сообщества пациентов, оказывающие помощь друг другу.

В одной из специализирующихся по МЛУ-ТБ клиник Манилы я наблюдал за тем, как 48-летняя Антия Силверио, которая только пять месяцев назад закончила лечение от МЛУ-ТБ, выполняла поручения врачей, медсестер и пациентов. Она входила в десяток бывших пациентов, тоже ставших добровольцами. Эта женщина сказала мне, что не может уйти, ведь ей вернули жизнь, и она хочет сделать то же самое для других людей.

После моих поездок у меня осталось мало сомнений в том, что, несмотря на многочисленные препятствия и трудности, правительства могут победить эту болезнь. Вопрос в том, победят ли. В последующих историях вы узнаете о правительствах, действительно принявших меры и спасших тысячи человеческих жизней. Они спасли таких людей, как Силверио, которая каждую неделю часами просто сидит рядом с пациентами, подбадривает их и уговаривает принять лекарства, несмотря на все их отвращение.

"Я говорю им: Посмотрите на меня – я старая, я была очень больна. Если я смогла, то и вы сможете."

Является ли пациент метафорой для страны? Если это возможно в Филиппинах, возможно ли это для других стран? Глобальные эксперты в области ТБ верят в это. Теперь необходимо, чтобы руководители стран доказали, что эксперты правы.

Джон Доннелли, автор книги "Воздушно-капельная инфекция"
Февраль 2009 г.

Отправить эту страницу